Усадьба Вороново, Россия — подробная информация с фото

Усадьба Вороново, Россия — подробная информация с фото

Историческое прошлое усадьбы Вороново насчитывает несколько столетий. Во второй половине XV века оно принадлежало Григорию Давыдовичу Волынскому. До 40-х годов XVIII века Вороново было родовой вотчиной дворян Волынских – смелых и преданных московскому князю «служивых людей».

Родоначальником этого крепкого семейства Волынских был сын литовского князя на Волыни Кариата Михаила Гедеминовича – Дмитрий Боброк.

Великий князь Дмитрий Иванович дал ему в жёны свою сестру Ан­ну Ивановну и пожаловал большими вотчинами. Получив в Москве прозвище «Волынский», ставшей родовой фамилией, Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский стал отличным воеводой. Он участвовал во всех походах Дмитрия Донского и особенно отличился на Куликовом поле, когда стоял во главе засадного полка и своевременным и решительным выступлением предрешил победоносный исход сражения в пользу русских.

Многие исследователи считают, что первым известным владельцем с. Воронова был Александр Иванович Вороной-Волынский – правнук Михаила Григорьевича, жившего при дворе Ивана III и получившего прозвище «Вороной», почему его потомки стали именоваться Вороновыми-Волынскими, а село стало называться Вороновым.

В конце XVI – нач. XVII вв. с. Вороново на речке Вороновке принадлежало Александру Ивановичу Воронову-Волынскому, который отдал вотчину в приданое своей дочери Марфе Александровне (Булгаковой). Последняя приняла постриг в Московский Вознесенский девичий монастырь и в 1629 году отказала свою вотчину село Вороново Троице-Сергиеву монастырю.

В 1640 г. вследствии челобитья Фёдора Васильевича Волынского «эта вотчина отдана ему на выкуп у Троицкого монастыря».

«В 1663 году село Вороново принадлежало Василию и Михаилу Семёновым и Якову Волынским. В 1678 году – Василию же Семёновичу Волынскому с его родными племянниками Иваном Михайловым, Иваном и Михаилом Яковлевыми Волынскими, в 1704-1726 гг.- Василию Иванову, в 1728 г. – Артемию Петровичу Волынским…».

Последний владелец села Воронова из рода Волынских – Артемий Петрович, претерпев ряд неудач по службе при Петре I, Екатерине I, и Петре II, при императрице Анне Иоанновне прошёл путь, поднимаясь по служебной лестнице вверх от скромного военного инспектора под начальством Миниха в 1730-м до кабинет-министра в 1738 году. Являясь кабинет-министром, А.П. Волынский начал бороться с засильем иностранцев при дворе. Был обвинён в организации государственного переворота и 27 июня 1740 года казнён за участие в заговоре против Бирона. По решению суда все имения его были конфискованы.

В 1741 году вступившая на российский престол императрица Елизавета Петровна отменила приказ о конфискации и в 1742 году вернула Вороново наследникам. Спустя 5 лет наследницей своего отца стала одна из дочерей А.П. Волынского Мария Артемьевна, получив Вороново в приданое. Мария Артемьевна вышла замуж за графа, генерал-поручика, сенатора, президента Вотчинной коллегии Ивана Илларионовича Воронцова. После женитьбы на Марии Артемьевне Иван Илларионович вышел в отставку и поселился в Воронове. Это было время расцвета усадьбы и формирования её дворцово-паркового ансамбля. О роскоши и великолепии созданной усадьбы говорит тот факт, что в 1775 году в Вороновском имении останавливалась Екатерина II. Екатерина Дашкова в своих «Записках» пишет: «Императрица предприняла несколько поездок, между прочим, в Калугу, где остановилась в великолепном поместье моего дяди, графа Воронцова».

По прошению графа Ивана Илларионовича Воронцова из Московской Духовной Консистории 15 апреля 1752 года послан указ о разрешении в селе Воронове вместо ветхой деревянной церкви построить новую каменную с приделами великомученика Артемия и преподобной Марии Египетской. Автором проекта постройки каменной церкви и колокольни стал известный московский зодчий Карл Иванович Бланк. К 1762 году каменный храм с двумя приделами был построен. По просьбе графа И.И. Воронцова освятить храм Спаса Нерукотворенного Образа в селе Вороново, 16 августа 1763 года по благословению митрополита Тимофея освящение храма совершил архиепископ Крутицкий Амвросий.

И.И. и М.А. Воронцовы после смерти были погребены в Воронове у Спасской церкви. Надгробия не сохранились, а в храме, позади правого клироса на столбе была прибита мраморная плита с надписью: «Здесь погребено тело генерал-поручика графа Ивана Ларионовича Воронцова. Родился 1720 31 октября – скончался 1789, 15 января. Жития было 69 лет. Здесь погребено тело супруги графа И.Л. Воронцова графини Марии Артемьевны Воронцовой – дочери Артемия Петровича Волынского род.1726 года 19 марта. Скончалась 1792 г. 17 ноября. Жития было 66 лет 8 месяцев».

После смерти графа И.И. Воронцова усадьба переходит во владение его сына Артемия Ивановича (названного Артемием в честь деда Артемия Петровича) Воронцова /1748-1813/. Артемий Иванович в 1773 году поступил на службу камер-юнкером и впоследствии стал действительным статским советником, камергером и сенатором. Женившись на П.Ф. Квашниной-Самариной /двоюродной сестре бабушки Пушкина – Марии Алексеевны Ганнибал/, он становится 8 июля 1799 г. крестным отцом А.С. Пушкина. /Дочь Артемия Ивановича Анна приходилась троюродной сестрой Надежды Осиповны Ганибалл, матери А.С. Пушкина/. Новый хозяин усадьбы предпринял грандиозные работы по её усовершенствованию. Артемий Иванович приглашает в Вороново архитектора Н.А. Львова, и он возводит в усадьбе трёхэтажный корпус дома-дворца с двумя боковыми флигелями, связанными переходами. Перегородив плотинами речку Вороновку, он устроил систему прудов с различными уровнями. Создав великолепную усадьбу, А.И. Воронцов окончательно разорился и вынужден был при помощи своего зятя графа Д.П.Бутурлина, (мужа дочери Анны Артемьевны), продать родовую вотчину.

С 1800 года владельцем Воронова становится граф Фёдор Васильевич Ростопчин, который заводит в новой усадьбе образцовое хозяйство. В 1812 году граф Ф.В. Ростопчин был назначен главнокомандующим в Москве. Когда армия Кутузова, оставив Москву, двигалась на Тарутино, Ростопчин приехал в усадьбу и поджёг её. Присутствовавший при этом английский комиссар генерал Вильсон впоследствии вспоминал: «Дворец в Воронове был великолепный и действительно величественный… обстановка отличалась сказочной роскошью». Этот поступок графа Ф.В. Ростопчина отразился на судьбе церкви Спаса Нерукотворенного Образа. После поджога усадебного дома граф написал вызывающее послание французам и прибил к церковной двери: «Восемь лет украшал я это село, в котором наслаждался счастием среди моей семьи. При вашем приближении обыватели, в числе 1720, покидают свои жилища, а я предаю огню дом свой, чтобы он не был осквернён вашим присутствием…. Здесь найдёте вы только пепел». В ответ на это во время постоя французских войск в Воронове церковь Спаса Нерукотворенного Образа была осквернена – в ней размещалась неприятельская кавалерия.

После смерти Ф.В. Ростопчина и Е.П.Ростопчиной в 1859 г. село Вороново продаётся их сыном Андреем Фёдоровичем разным владельцам усадьбы.

Читайте также:
Ускоренная подача документов на румынское гражданство. Гражданство Румынии с International

В конце 1870-х гг. усадьбу покупает граф Александр Дмитриевич Шереметьев. Историк граф Сергей Дмитриевич Шереметьев, купивший Вороново у своего брата, отдаёт его в приданое своей дочери Анне Сергеевне, вышедшей в 1894 году замуж за графа Александра Петровича Сабурова. После венчания зимой супружеская пара жила в Петербурге, а лето проводила в Воронове. Горька судьба последних хозяев Воронова. После революции Граф Сабуров был арестован и расстрелян, жена его, Анна Сергеевна, прошла и тюрьму, и ссылку, двое их сыновей погибли в лагерях.

Отзыв: Усадьба “Вороново” (Россия, Московская область) – почти идеальные условия отдыха для ценителей русской усадебной культуры

Европа закрыта для туристов. Закрыта и Голландия. Поэтому уместно напомнить, что чудесный уголок Голландии существует в Подмосковье, а если говорить еще точнее – в Новой Москве, примерно в сорока километрах от кольцевой дороги. Расположен он на территории санатория “Вороново”.
От ворот санатория сюда ведет одна из аллей старого парка.

Минут через пять на пути встречается лестница с довольно крутыми ступенями.

Спустившись вниз, невольно останавливаешься, будто вкопанный. Среди деревьев усадебного парка на нас смотрит очаровательная архитектурная миниатюра – Голландский домик, возведенный здесь в середине восемнадцатого века. Это родной брат подобного домика в шереметевской усадьбе Кусково. И “отец” у этих “братьев” один – архитектор Бланк.

Домик этот хорош и в целом, и деталях. Особенно сейчас, когда все российские города наводнены громоздкими и безвкусными торгово-развлекательными центрами, вплотную друг к другу поставленными жилыми небоскребами.
Вот как выглядит главный фасад Голландского домика, обращенный в сторону пруда. Главное его украшение – нарядный щипец с небольшим квадратным оконцем и белоснежными рельефными украшениями. Все детали мастерски прорисованы.
Еще бы! Мы не в Тушинской пойме, а в дворянской усадьбе Вороново!
От домика тянется лестница к лодочной пристани.

Вот вид от домика на усадебный пруд и пристань. Отсюда тоже не хочется уходить.

Однако возможны и другие ракурсы. Например, такой. Вид от пристани.

Ниже – сама пристань с лежаками для любителей солнечных ванн.

В жаркий день домик позволит отдохнуть на террасе, смотрящей в сторону парка. Тут можно тоже задержаться надолго. И это правильно, потому что полноценный отдых не терпит суеты.

Еще раз присмотримся к убранству фасадов. В этом очень помогает хороший телеобъектив. Это завершение щипца.

А это – окошечко на щипце, только крупным планом.

Вот еще одна милая архитектурная деталь с растительным узором. Весьма органично смотрится на домике, утопающем в зелени парка.

Полюбоваться видом на пруд можно с этого балкончика, украшенного ажурной оградой. Да и самим балкончиком можно полюбоваться.

Теперь перед нами дверь в домик. До чего же интересно, что внутри?

Внутри – современный отель, это один из корпусов санатория Вороново.
Первое помещение – просторная гостиная.

Это – один из уголков гостиной. Здесь нет дорогой антикварной мебели. Обстановка средней руки. И это понятно – персоны “голубой крови”, дворяне, здесь давно не живут.

Уголок гостиной для беседы близких людей на приятные темы. Одна из приятных тем – высокие достижения русской усадебной культуры. Усадьба Вороново – яркое тому подтверждение. И таких усадеб, стоит напомнить, до октябрьского переворота в 1917 году в России насчитывалось около пятидесяти тысяч. Остались крохи.
На снимке ниже – камин. Тоже, как видим, стилизация. Но никто и не пытается выдать его за творение екатерининской эпохи.

Кстати, Екатерина Великая бывала в Воронове. Однако как выглядели интерьеры в ту пору, неизвестно.

Теперь пройдемся по комнатам номера люкс на первом этаже.
Начнем с просторной гостиной.
Мебель тут тоже современная с некоторой долей усталости. Вероятно, она стоит здесь еще с советского времени. Или чуть помоложе. В центре – встроенный шкаф.

Здесь же – ещё один шкаф, выполняющий, как хорошо видно, декоративную функцию.

В номере люкс вполне достойная по оформлению туалетная комната. Арматура здесь не из дешевых. Вместо привычной и безликой душевой кабины – полноценная ванная.

Заглянем в спальню. Она немного тесновата, но по-своему уютна. Матрас, слава Богу, ортопедический.

В спальне – просторный шкаф для одежды. Такой не всегда встретишь даже в отеле четыре звезды.

Есть и кабинет, где можно посидеть за компьютером, который не дает нам покоя даже в дни отпуска. Куда же денешься без Ютуба!

В комнатах много окон, но нет яркого освещения. Ведь дом стоит среди парка.
Кстати, нельзя не оценить мелкую расстекловку окон. Кажется, совсем “мелочь”. Но приятная мелочь.

На второй этаж ведет стильно оформленная лестница. Лифта в домике нет.

На снимке ниже видно, что даже лестница может быть привлекательна, особенно, если она целиком выполнена из натурального дерева.

На втором этаже – еще один холл, но поменьше, чем на первом.

Главное украшение – печь, отделанная изразцами.

Вот эти изразцы покрупнее.

А вот и вовсе фрагмент для любителей архитектурных деталей.

Особое настроение создает такое слуховое окно. Такого окна, кстати сказать, нет в кусковском Голландском домике.

И, наконец, душевая кабина здесь же на втором этаже. Здесь тоже налицо дорогая арматура.

Внутренние покои оставляют неплохое впечатление. Можно снова прогулятьcя по парку и полюбоваться нашим домиком в вечерние часы.
Живописный вид открывается с противоположного берега пруда.

Лучше всего главный фасад освящен в вечерни часы.

Вечереет. Приятно наблюдать освещенные окна. Ведь это признак жизни, уюта, умиротворения.

В вечерние часы и интерьеры выглядят как-то по-другому. Даже коридор смотрится иначе. И очень хороши эти гостеприимно распахнутые двери. Домик всегда готов приютить своих жильцов.

Гостиная в вечерний час. Тут можно отдохнуть самим, а можно пообщаться с родными и близкими, принять гостей, посидеть за столом в дружеской компании.

Еще один уголок гостиной.

Перед сном приятно и полезно прогуляться по темным аллеям. Эти аллеи начинаются в двух шагах от Голландского домика.

Осмотр Голландского домика завершен. Оказывается, Голландский уголок в Новой Москве – не фантазия, а реальность. И попасть сюда при желании может каждый. Для високосного 2020 года – не худший вариант.
В наши дни санаторий “Вороново” на карантине. Но это, разумеется, не навсегда. Рано иди поздно эта несносная изоляция закончится.

Читайте также:
Цены в Мексике на недвижимость, продукты, основные товары и услуги

Усадьба Вороново в Подольском районе: за забором легендарного санатория

После революции многие дворянские усадьбы были разрушены или отданы «на растерзание» под склады, заводы и другие бытовые нужды. Некоторым из них повезло, и в них основали советские санатории для отдыха элиты или музеи. Подобная участь постигла и усадьбу Вороново – настоящий дворец с парком дожил до наших дней, с советских времен привык быть элитным местом для отдыха. С одной стороны, благодаря этому здание сохранилось, но с другой – свободный доступ на территорию закрыт, если у вас нет карты гостя санатория.

В поисках прекрасного наследия усадебной жизни, мы присоединились к экскурсионной группе и отправились в Вороново. Это еще один способ увидеть все своими глазами и прослушать экскурсию об усадьбе.

Голландский домик в Вороново

Когда самые известные усадебно-музейные комплексы вокруг столицы увидены, хочется заглянуть за заборы санаториев, большинство из которых разместились в некогда знаменитых усадьбах известнейших дворянских и графских семей. Вороново тесно связано с такими знаменитыми фамилиями, как Волынские, Воронцовы, Шереметьевы, Ростопчины.

Встретившись с группой и экскурсоводом – добродушной сотрудницей Вороново, мы беспрепятственно прошли на территорию усадьбы, правда, под пристальным контролем охраны.

Экскурсия была организована сообществом ” Дворянские усадьбы “, берите на заметку, если интересуетесь этой темой.

По мере движения по длинной аллее, ведущей к главному дому, архитектурный шедевр открывался постепенно, как будто раскрывался занавес из листвы.

Нас встретил усатый хозяин усадьбы – кот по имени Вася, потерся обо всех, как бы разрешая пройти в самое сердце Вороново.

Экскурсия прошла по территории Вороново без посещения внутренних интерьеров, так как они не сохранились, поэтому мы просто гуляли вокруг дворца и по парку, перемещаясь из века в век, благодаря рассказу экскурсовода.

Оказавшись перед главным усадебным домом, мы с рассказом экскурсовода погрузились в 14 век. При первых владельцах усадьбы, конечно же, дворца еще не было. В 14 веке после Куликовской битвы эти места облюбовал представитель рода Волынских. Богатая природа для охоты и рыбалки, податные деревни, да и расстояние до центра столицы составляло всего лишь один день конного хода.

Первый усадебный дом был деревянный. Каменный дворец появился здесь во времена правления Елизаветы Петровны и потомках знаменитого Артемия Петровича Волынского. Карьера его начала развиваться галопирующими темпами при Петре I, который сделал Волынского первым торговым представителем с Персией. Кстати, дворянин был женат на двоюродной сестре царя.

Природа в Вороново

Позднее он был астраханским и казанским губернатором, но с приходом к престолу Анны Иоанновны удача покинула государственного мужа.

Его позиция по многим вопросам отличалась от стратегии Бирона, так получилось, что между ними образовалась конкуренция. Бирон одержал победу в этой политической игре, а Волынский оказался в казематах с обвинением в подготовке государственного переворота. На дворе стоял 18 век, но средневековый приговор смертной казни «посадить на кол» был вынесен. Правда, перед исполнением приговора он был смягчен – Волынскому отрубили ногу и руку. Ужасная смерть!

Через несколько месяцев умерла и сама Анна Иоанновна. Говорят, при жизни ей являлся призрак казненного Волынского. Видимо, понимала, что поступила с ним неоправданно жестоко. Семья дворянина также попала в опалу.

Слушая рассказ, мы все еще находимся в 18 веке, когда к власти пришла Елизавета Петровна. Она реабилитировала семью Волынских, но сын Артемия Петровича не смог выдержать свалившиеся на семью испытания и умер.

Природа в Вороново

Усадьба Вороново перешла в руки дочери, которая вышла замуж за представителя еще одного небезызвестного нам рода Воронцовых, которого для нее выбрала сама императрица.

Некоторые считают, что название Вороново связано с фамилией Воронцовых, но это не так, ведь, этот род, как мы видим, вступил во владение усадьбой, когда она уже так называлась. Скорее всего, название усадьбы связано с протекающей здесь речки Вороновка.

При Воронцовых усадьба получила новый виток развития, на месте деревянного дома был построен каменный, разбит модный в 18 веке регулярный французский парк, построен гостевой голландский дом. Да не кто-нибудь занимался благоустройством усадьбы, а сам Карл Бланк.

Дворец строили по проекту знаменитого архитектора Львова, правда, сейчас от оригинального здания остался лишь фундамент, а сам дворец был восстановлен в середине 20 века.

Обойдя дом вокруг, мы зашли в парк. Без рассказа экскурсовода я бы не разобралась в задумке Бланка, хотя бы, потому что многие идеи «ландшафтного дизайна» сложно разглядеть из-за хаотичных зарослей деревьев санатория.

Парк в Вороново

В парке можно увидеть несколько «комнат» (так назывались участки парка того времени), каждая из которых имела свое предназначение. Например, в одной «комнате» высаживали ароматные травы, в другой – липы полукругом на берегу пруда для любования природой.

Парк в Вороново

Парк в Вороново

Как же пройти мимо Голландского домика в усадьбе Вороново! Многие заметят сходство его с голландским зданием в Кусково, и правильно сделают, ведь оба здания проектировал Бланк. Проект вороновского голландского дома он сдавал самому Растрелли.

Голландский домик в Вороново

Голландский домик в Вороново

Растрелли о Бланке отзывался, как об отличном рисовальщике, который детально прорабатывал проект, а также как об архитекторе, который проектировал большое количество деталей, но делал это искусно и талантливо.

Голландский домик в Вороново

Голландский дом в Вороново выглядит уютно и органично, если присмотреться, то можно увидеть элементы классицизма, ведь в это время этот архитектурный стиль плавно забирал эстафету у модного русского барокко.

Голландский домик в Вороново

Обратите внимание на кованый балкон 18 века.

Голландский домик в Вороново

Облицовка Голландского дома меняла свой наряд не однажды, сейчас он обложен красным кирпичом, но на картине в музее можно увидеть этот дом с желтым фасадом.

Голландский домик в Вороново

Маленькая Голландия в Вороново поддержана имитацией гребного голландского канала.

Маленькая Голландия в Вороново

Мы прогулялись вдоль пруда и посмотрели на Голландский домик с воды – вполне себе открыточный вид.

Маленькая Голландия в Вороново

Историки предполагают, что голландский стиль был выбран в честь Петра I и Елизаветы, которые много сделали для владельцев усадьбы.

Экскурсовод рассказала, что сооружение пруда позволило устроить в усадьбе земляные террасы, которые появились благодаря земле выкопанного пруда. Таким образом, в Вороново трехуровневая терраса – начинается на высоте дома и заканчивается на берегу пруда. Одним из украшений вороновского парка являлся грот, но до наших дней не сохранился, так как стены обрушились.

Читайте также:
Где находится Площадь мучеников. Местоположение площади мучеников на карте Бейрута и описание

Маленькая Голландия в Вороново

Парк в Вороново

Пруд является частью реки Вороновки, которая в данном месте разливается довольно широко, а после дамбы, держащий пруд, продолжает свой путь более узкой змейкой. С другой стороны усадьбы протекает река Бобровка. Название, видимо, дано ей не просто так, потому что нам даже показали дерево около пруда, которое пришлось спилить из-за подточки его бобрами.

Отдельной достопримечательностью Вороново эпохи 21 века является железный мост через реку. Идешь по положенному на железки асфальту, а мост гуляет под тобой так, как будто началось землетрясение.

Сойдя с «прыгающего» моста, мы снова оказались в парке, который зарос так, что больше напоминает чудный лес.

Парк в Вороново

Гуляя по аллеям 18 века мы узнали одно из преданий Вороново. Неожиданно перед нами возник курган, в котором, говорят, похоронен конь более позднего владельца усадьбы Ростопчина. Оказывается, что лошадей хоронят стоя, поэтому высота кургана вполне подходит под легенду о вороном друге. Да и пожилые работники усадьбы рассказывали, что на расположенной рядом плите, раньше можно было распознать надпись с пожеланиями спокойного сна, явно адресованного животному. Но о Ростопчиных чуть позднее, ведь усадьбой также владели Шереметьевы.

По аллеям гулять одно удовольствие даже не в самую хорошую погоду.

Парк в Вороново

Мы снова вышли к зданию дома и обратили внимание на герб. Он принадлежит Шереметьевым, надпись гласит: «Бог сохраняет все».

По дороге к круглой башни, мы увидели гипсовых львов, которые были здесь поставлены в советское время. Львы выглядят весьма дружелюбно, но других и не могли поставить, ведь они предназначались не для охраны, а для встречи гостей в летнем кинотеатре элитного санатория.

Львы в Вороново

И вот она круглая башня. При Ростопчиных их было четыре, на каждом углу конного манежа. Граф открыл конный завод в этих местах, а манеж в усадьбе стал настоящей гордостью. С русской щедростью Ростопчин заказал статуи коней, покрыл их сусальным золотом и установил на каждой башне.

Конный двор в Вороново

До нас дошла только одна башня, остальные вместе с усадебным домом пострадали при войне с Наполеоном. Французы уничтожили и коней, так как сразу сбили их с пьедесталов, надеясь, что они сделаны из чистого золота, но они просто разбились. Конный двор в ветхом состоянии дожил до 50-х годов 20 века, но в итоге его разобрали, оставив только одну башню.

Напротив башни растет огромный дуб, хотя для данного парка он не является типичным деревом. Как говорят, Ростопчин любил свой вековой дуб, считал его местом силы, обнимал и разговаривал с ним. Но однажды в дерево попала молния и расколола его. Граф приказал привезти из леса еще один вековой дуб и посадить на том же месте. Крестьяне выполнили приказ, но новое дерево не прижилось и погибло. Граф приказал сажать вековые дубы, пока какое-нибудь не приживется. Не поверите, но очередная попытка оказалась удачной.

Шереметьевы стали последними владельцами Вороново до революции 1917 года. Последняя хозяйка носила фамилию мужа Сабурова. Ее муж был схвачен во время революции, дети погибли, а сама Сабурова уехала из усадьбы с одной повозкой и больше сюда не вернулась, пройдя тюрьму и ссылку. Печальная история.

Мы не дошли до здания с колоннами – концертный зал имени Шаляпина. Забавно, что помещение назвали в честь певца, который так и не приехал на открытие. Как говорят, он на вокзале Подольска встретился с Буниным и компанией и прокутил целую неделю по кабакам.

Перед возвращением в Москву мы прогулялись вокруг церкви Спаса Нерукотворного начала 18 века.

Церковь Спаса Нерукотворного в Вороново

Также посетили музей-картинную галерею, которая расположена в здании старой земской школы.

Картинная галерея в Вороново

Картинная галерея в Вороново

Самыми запоминающимися экспонатами данной галереи для меня стали карикатуры времен войны, портрет улыбающегося Пушкина и скульптура космонавта с цветочком.

Подмосковные усадьбы
Таинственное Вороново

На территорию старинной усадьбы Вороново, где сейчас находится лечебно-реабилитационный центр Минэкономразвития, попасть гораздо сложнее, чем на территорию усадеб Архангельское или Марфино, принадлежащих ныне Министерству обороны. Видимо, у Министерства экономического развития гораздо больше секретов, нежели у военного ведомства.

Оказаться здесь можно только по санаторной путёвке — просто так посмотреть усадьбу не получится.

Но, Вороново стОит того, чтобы его увидеть. Хотя бы потому, что именно здесь находится один из двух, так называемых, «пряничных» домиков архитектора Карла Бланка (второй — в усадьбе Кусково).

Вороново, одна из старинных подмосковных усадеб, находится теперь в центре «Новой Москвы».

Первыми владельцами здешних земель, начиная с XIV века, был боярский род Боброк-Волынских, прибывший сюда, как можно догадаться с Волыни, спасаясь от опустошительных набегов польского короля Казимира Великого.
Родоначальником считается Дмитрий Михайлович Боброк — участник всех военных походов Дмитрия Донского и погибший в битве против объединённого войска литовского князя Витовта и полков хана Тохтамыша.

В 1726 году усадьба переходит к Артемию Петровичу Волынскому. Нам он известен, в первую очередь, по роману Ивана Лажечникова «Ледяной дом». Именно по инициативе Волынского была устроена потешная свадьба князя Голицына с калмычкой Бужениновой.

Свою карьеру он начал при Петре I, затем продолжил при Екатерине I, Петре II и Анне Иоановне, при которой исполнял обязанности кабинет — министра.

Артемий Петрович был весьма противоречивой личностью, — страсть к наживе, карьеризм (был женат на двоюродной сестре Петра I Александре Нарышкиной), защита интересов шляхетства, заискивание перед иноземцами — Минихом, Левенвольде и Бироном, — впоследствии противник «бироновщины» и один из руководителей подготовки государственного переворота.

На допросах Волынский отрицал свою причастность в государственной измене, даже под пытками не назвал никаких имён.
Тем не менее, он был приговорен к очень суровому наказанию — посажению на кол, правда, «милосердная императрица» заменила его четвертованием (что в лоб, что по лбу).

Имение Волынских подлежало конфискации, а дети его отправлялись в пожизненную («вечную») ссылку в Иркутскую губернию.

Ходит легенда, что Анне Иоановне частенько стал являться призрак казненного Волынского, вследствие чего, через три с половиной месяца после его смерти, её величество отошла в лоно Авраамово в сорокасемилетнем «ягодном» возрасте.

Читайте также:
Виза в Грецию для российских граждан: 2 варианты визы, способы безвизового въезда

Елизавета Петровна, придя к власти, в 1742 году отменила приказ о конфискации и возвратила имение наследникам, а самих наследников вернула из ссылки (думаю, они туда даже не успели добраться).

Дочь Волынского Мария Артемьевна была выдана Елизаветой (своей троюродной сестрой) замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова, младшего брата канцлера М.И.Воронцова, участника переворота 1741 года, приведшего дщерь Петра I на российский престол.

Воронцовы поселились в Воронове и начали всячески его обустраивать, для чего был приглашен архитектор Карл Бланк, уже достаточно известный к тому времени.

Было построено два усадебных дома — каменный и деревянный, вместо ветхой церкви строится новая каменная Спаса Нерукотворного и отдельно стоящая часовня-усыпальница Воронцовых.

Надо заметить, что это один из немногих храмов, который не был закрыт в советское время и оставался действующим, а его интерьер дошел до нас практически в первозданном виде.

На пятнадцати гектарах площади разбивается регулярный английский ландшафтный парк, расширяется рукотворный пруд. До наших дней сохранилась великолепная пихтовая аллея, подобной которой нет во всём Подмосковье.

Также прекрасно сохранился и Голландский «пряничный домик» — садово-парковый павильон, построенный у пруда. По замыслу архитектора эта часть усадебного комплекса должна была напоминать именно голландский пейзаж — дань памяти Петру I, много сделавшему для усадьбы. Проект «пряничного домика» был одобрен самим Бартоломео Растрелли.

Маленькая Голландия поддержана имитацией гребного канала, по которому можно и сейчас прокатиться на лодке или катамаране. Вид с лодки на домик невероятно живописный, ни с чем не сравнимый.

Двухэтажный, игрушечно-сказочный, с высоким витиеватым фронтоном, декоративными вазами, большим балконом с узорчатой металлической решеткой, утопающий в зелени домик, — повторение одного из парковых павильонов шереметевского Кускова, выдержанное Карлом Бланком в стиле петровской эпохи. Но Вороновский домик гораздо наряднее,»пряничнее». На протяжении своей жизни он неоднократно менял свой цвет. Сейчас павильон терракотовый.

Домик предназначался для гостей — внизу располагалась достаточно большая гостиная, окна которой выходили на пруд, наверху были расположены три спальни.
В настоящее время домик можно снять на несколько дней для отдыха, по-другому внутрь проникнуть нельзя. Правда, входят и выходят оттуда люди крайне редко. Думаю, там всего один или два номера. Сведущие люди говорят, что именно здесь останавливается министр, когда приезжает на несколько дней отдохнуть от непосильной работы.

Благодаря земле, оставшейся от выкопанного пруда, в усадьбе были созданы трехуровневые земляные террасы, которые начинаются на высоте дома и заканчивается на берегу пруда. Одним из украшений парка являлся грот — некогда популярный образец паркового дизайна, не сохранившийся до наших дней.
К сожалению, его вовремя не укрепили. Так что, теперь это груда старинных булыжников, по которым даже близко нельзя представить, бывшее великолепие грота. Увы и ах….

В декабре 1775 года Вороново удостоила своим посещением сама Екатерина II . Сам факт, что усадьба была достойной для приема императрицы, доказывает её блестящее состояние и восхитительное устройство на тот момент.
Екатерина провела здесь всего одну ночь, возвращаясь из Калуги, но в честь её посещения Воронцовы поставили каменные пирамиды — обелиски по сторонам главной аллеи и у входа в дом.

Достаточно недавно они ещё стояли на своем месте и замечательно подчёркивали перспективу и въезд в парк, но куда они делись, никто не знает. Вечная история!
При следующем хозяине усадьбы Артемии Ивановиче Воронцове он, кстати, был крёстным отцом А.С. Пушкина, грандиозные работы по дальнейшему обустройству усадьбы продолжились.

В Вороново приглашается знаменитый архитектор Н.А. Львов, который проектирует и руководит строительством нового трехэтажного дома-дворца с двумя боковыми флигелями, связанными переходами. До нашего времени сей прекрасный дворец, к великому сожалению, не дожил. Но, каким-то чудом уцелели чертежи, по которым можно хотя бы приблизительно оценить красоту и грандиозность постройки.

Зато сохранились портреты семейства Воронцовых из семейной портретной галереи, написанные великими русскими художниками Ф.С. Рокотовым и Д.Г. Левицким. Сейчас они экспонируются в Государственном Русском музее Санкт- Петербурга.

Николаем Александровичем Львовым был построен конный двор с манежем на сто лошадей.

По углам манежа располагались четыре круглые башенки. Позднее, следующий владелец усадьбы граф Ф.В. Ростопчин открыл поблизости конный завод, заказал статуи коней, покрыл их сусальным золотом и установил на каждой башне.
Устояла только одна башня, остальные вместе с усадебным домом пострадали в войне с Наполеоном.
Французы стащили с пьедесталов фигуры коней, думая, что они сделаны из золота, но кони, упав на землю, разбились. ( Не отсюда ли пошла поговорка: «Двинуть кони»?).

Конный двор сохранялся вплоть до 50-х годов двадцатого века, но в итоге его разобрали.

А.И.Воронцов создал великолепный усадебный комплекс, но разорился и был вынужден продать Вороново.

В 1800 году имение приобретает граф Федор Васильевич Ростопчин — государственный деятель, генерал, фаворит Павла I и руководитель его внешней политики, при Александре I московский градоначальник.
В истории усадьбы Вороново открывается новая интересная страница.

Семейство Ростопчиных постоянно живет в Воронове, сам хозяин во время вынужденного перерыва, вызванного отставкой, занимается литературным творчеством — пишет острые сатирические комедии, которые читает только близким, затем сжигает.
Вслед за Д.И. Фонвизиным, Федор Васильевич высмеивает галломанию.
Известен его публицистический памфлет «Мысли вслух на Красном крыльце» (1807). Это резкая критика склонности русских к французомании и прославление исконно русских доблестей.

Ростопчин лично занимается обустройством усадьбы. Будучи «англоманом», вводит новые методы обработки земель, механизирует рабочие процессы, выписывает из Англии специалистов по земледелию и инженеров.

Но главное внимание уделяется конному заводу, основанному им в Вороново в 1802 году. Здесь разводится англо-арабская помесь лошадей, предназначенная только для верховой езды. Для ухода за ними ветеринары выписывались также из-за границы.

Из Германии Федор Васильевич приглашает искусного садовника, создавшего в Вороново по проекту Джакомо Кваренги дивную оранжерею.

Из Италии для украшения парка привозят великолепные мраморные статуи, из Франции и Англии везут роскошную мебель, вазы, бронзовые изделия, полотна известных художников, сервизы из серебра, гобелены.

Внешнюю часть здания украшали гигантские скульптурные группы с изображением людей и лошадей. Залы усадебного дома были полны музейных экспонатов, а редчайшие книги библиотеки вызывали восторг даже у искушенных книголюбов. Благодаря всему этому великолепию Вороново получило название «маленький Версаль».

Читайте также:
Цены на отдых в Кемере все включено. Топ отелей, туры и пляжи

Погостить в Вороново приезжала из городу Парижу очень популярная в те времена писательница мадам де Сталь, сын знаменитого экономиста Артур Юнг в 1805 году также почтил своим вниманием усадьбу.
Веселая, интересная, разнообразная жизнь текла в Воронове вплоть до июня 1812 года.

29 мая Ростопчин был назначен главнокомандующим Москвы, а 24 июня началась Отечественная война.
Когда русская армия, оставив Москву, двигалась на Тарутино, Ростопчин приехал в усадьбу и поджег её, чтобы не досталась неприятелю.

Здесь начитаются загадки. По словам очевидцев, среди пепла и развалин главного усадебного дома не было, пусть и обгоревших, скульптур из мрамора и бронзы. Накануне поджога, граф на телегах отправил своих дворовых в Липецкое поместье отца. Но, никаких сундуков с ценностями в этом обозе замечено не было. Отсюда и пошли слухи, что все свои несметные богатства он спрятал в подземных ходах усадьбы

Историки говорят о наличии глубоких подземных лабиринтов, соединяющих усадебные строения. Подземные постройки действительно находили на этой территории, но секрет клада Ростопчина до сих пор не раскрыт…

После окончания войны, граф подавал прошение царю о денежной помощи за утраченное поместье, но царь отклонил его в связи с тем, что высшее Московское общество было уверено, что большую часть своих богатств Ростопчин спрятал.

Но если клад был спрятан в подземелье, почему же после ухода французов граф не вскрыл тайник? Он просто не мог этого сделать, т.к. поджёг не только свой прекрасный дворец, но и отдал приказ о поджоге Москвы (хотя сам Ростопчин это всегда отрицал). И многие москвичи, потерявшие свое имущество, требовали от Ростопчина компенсации.
Так что, графу никак нельзя было раскрывать свои ценности. В 1815 году он вышел в отставку и уехал в Париж.

Вернулся в Россию в 1823 году, но вскоре заболел и через три года умер. Тайна клада ушла с ним в могилу.

А существует ли на самом деле в Воронове тайник со знаменитыми сокровищами?
В начале восьмидесятых годов прошлого века во время ремонтно — реставрационных работ на территории усадьбы был обнаружен длинный подземный ход высотой два с лишним метра. Пройти по нему не удалось. Своды со временем грозили обвалиться, и во избежание происшествий ход засыпали землей.

Получается, что подземный ход есть, но масштабные поиски до сих пор не проводились, и проводится в ближайшее время не будут. А без них тайна сокровищ Ростопчина еще долго будет будоражить искателей приключений. (Сама видела в посёлке людей с лопатами).
А может, клад давно выкопан и находся в тайных комнатах какого-нибудь особнячка на Рублёвке?!

С Ростопчиным связана еще одна загадочная история.
На территории усадьбы находится курган, в котором, говорят, погребён любимый конь Ростопчина. Из глубины веков пришёл обычай хоронить лошадей стоя, и высота кургана вполне подходит под легенду о вороном друге. На расположенной рядом плите, по словам старожилов санатория, раньше можно было распознать надпись с пожеланиями спокойного сна, явно адресованную не человеку.
Я никаких следов надписи не заметила, хотя очень долго и старательно вглядывалась.

После смерти Ф.В.Ростопчина разоренное врагами имение наследует его младший сын Андрей Фёдорович.
Умнейший человек, литератор, меценат, филантроп, в достаточно короткий срок восстанавливает Вороново и проводит в нём летние месяцы вместе со своей супругой Евдокией Петровной Сушковой-Ростопчиной.

Евдокия (Додо) Сушкова родилась в богатой семье, но в шестилетнем возрасте осталась без матери, умершей после тяжелой болезни. Отец, чиновник военного ведомства, постоянно находящийся в разъездах по делам службы, перепоручил девочку вместе с двумя младшими братьями родителям жены — Пашковым. В Москве этому семейству принадлежало несколько особняков, в том числе, построенный В. Баженовым, величественный «Пашков дом» напротив Кремля.

Детство Евдокия провела в старинной усадьбе с заросшим садом на Чистых Прудах, любуясь с Меншиковой башни чудными московскими закатами.
Не писать стихи, созерцая всю эту красоту, было просто невозможно.

Девочка уходила в глубину сада, совершенно одна и только вдохновение было с ней в эти, исполненные внутреннего трепета минуты и часы.

Стихи рождались сами собой:
«Дни детства, полные страданья,
Неконченных, неясных дум,
Когда в тревожном ожиданье
Мой юный оперялся ум…»

Творчество было единственной отрадой юной Евдокии, — бабушка и дедушка были к девочке абсолютно равнодушны, не уделяли ей времени, нехотя нанимали ей первых попавшихся гувернанток одну глупее другой. Тем не менее, Додо к десяти годам самостоятельно овладела иностранными языками — английским, французским и итальянским. Читала в подлиннике И.В. Гёте, У. Шекспира, Ф. Шиллера, Д. Байрона.

Её стихотворение «Талисман» было опубликовано в журнале «Северная пчела» в 1831 году с подачи П. Вяземскго. Позже А. Алябьев положил его на музыку. Однако писать, а уж тем более, печатать стихи барышне её круга было не к лицу. О публикации в семействе Пашковых узнали, и поэтессе «крепко досталось».

Евдокия мечтает поскорее вырваться из ставшего ненавистным дома и подходящий случай вскоре представляется. Среди множества поклонников она выделяет графа Андрея Ростопчина — остроумного красавца, но имеющего репутацию фата и кутилы.
Сушковой он нравится, но не более того. ( Евдокия так никогда и не сможет его полюбить).
Тем не менее, на предложение Ростопчина, Додо отвечает согласием. Молодые селятся в особняке Ростопчиных на Большой Лубянке. А лето проводят в своих загородных имениях «Анна» Воронежской губернии и «Вороново».

Евдокия (уже Ростопчина) буквально влюбилась в Вороново, посвятила ему целый «вороновский» цикл стихотворений. Это, например, «В деревне», «Колокольчик», «Одна поэзия» и многие другие.

Тесная дружба связывала Е. Ростопчину с А.С. Пушкиным, М.Ю. Лермонтовым, который посвятил ей замечательные строки: «Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны».

Лето 1857 г. Евдокия Петровна, как обычно, проводила в Вороново. Там и узнала, что у неё не просто упадок сил, а рак. Она вернулась в Москву, надеясь, что лечение поможет. Не помогло… В последнем письме к своему другу Александру Дюма она писала: « Вы знаете, что я женщина слова и, в тоже время, пера. Во всяком случае, до свидания, если не на этом, то на том свете».
3 декабря 1858 года в возрасте 47 лет она умерла в своём доме на Новой Басманной улице, 16 (до нашего времени сохранился в сильно перестроенном виде.) Отпевали её в церкви Петра и Павла. Похоронили на Пятницком кладбище Москвы.

Читайте также:
Доминиканская Республика: размер зарплат различных профессий, как устроиться в 2021 году

А стихи Евдокии Ростопчиной – чудный поэтический дневник – и сейчас читают. Её мечта исполнилась, он «хранит её скромный след». Именно она открыла дорогу в литературу многим русским женщинам.

После смерти супруги Андрей Федорович продаёт Вороново. Сменив нескольких владельцев, оно в итоге попадает к Шереметевым, сначала к Александру Дмитриевичу — внуку Прасковьи Жемчуговой и Николая Петровича Шереметева. Последним владельцем Вороново из рода Шереметевых стал брат Александра Дмитриевича — Сергей Дмитриевич — предводитель дворянства Московской губернии. (Почему-то, не к месту вспомнился Киса Воробьянинов).

Он, в свою очередь, подарил усадьбу дочери Анне на её свадьбу с А.П.Сабуровым-представителем одного из последних знатных родов Золотой Орды.
Молодые хозяева перестроили главный дом — появились высокие мансардные крыши, к фасаду, выходящему на парадный двор, была пристроена открытая веранда, на которой во втором этаже был сооружён балкон, на крыше разместился герб Шереметевых с надписью: «Бог сохраняет всё».

Всё закончилось в тысяча девятьсот семнадцатом — семейство Сабуровых было арестовано, усадьба конфискована.

В начале двадцатых годов прошлого века усадьба Вороново полностью сгорела. Впоследствии её частично восстановили, открыли там техническую школу для рабочих.
В годы Великой Отечественной здесь был госпиталь и офицерские курсы.

После окончания войны началась крупномасштабная реставрация усадьбы по сохранившимся чертежам.

Некоторое время здесь находилась Всесоюзная Академия сельскохозяйственных наук.

А в 1966 году в усадьбе открывается дом отдыха Госплана СССР. Замечательно, что усадьба досталась именно Госплану, вряд ли кто-то другой мог справиться с огромным объемом работ по ремонту и восстановлению хотя бы внешнего облика и территории усадьбы. Внутренние интерьеры, конечно же, не сохранились, лишь вестибюлю вернули первозданный вид.

Сейчас в здании размещаются несколько фешенебельных номеров санатория «Вороново».
На первом этаже расположена большая гостиная с белым роялем, в которой проходят литературные вечера, посвященные Е.П.Ростопчиной, встречи с поэтами и актерами.

Самое главное, что в усадьбе сохранился дух времени. Нужно только уйти подальше в парк и просто дышать этим чистейшим воздухом, настоянном на аромате хвои, трав, цветов и наполненному памятью веков.

Усадьба Вороново, Россия — подробная информация с фото

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Усадьба “Вороново”.

Предлагаю еще нмного побродлить по усадьбе Воронцовых-Ростопчиных-Шереметевых. Места там потрясающе красивые, а если чуть-чуть порыться в истории, то легко можнго накопать материала на хороший исторический роман.

Усадьба расположена в Подольском районе, рядом с одноименным селом, в живописной холмистой местности на берегах реки Воронки и её притоке Бобровке.

Прежде это была вотчина знаменитого рода Волынских, потомков Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского, полководца Дмитрия Донского и его родственника по свойству (Боброк-Волынский был женат на сестре великого князя). Да, это именно тот Боброк, засадный полк которого обеспечил победу русских в Куликовской битве. Один из его потомков носил прозвище Вороной, отсюда и пошло название вотчины. Во владении рода Волынских вотчина находилась до первой трети XVIII в.
Далее имение неоднократно переходило из рук в руки, когда по завещанию, когда из-за долгов, а когда и из-за коварства. Так, в 1738 г. тогдашний владелец усадьбы кабинет-министр императрицы Анны Иоанновны Артемий Петрович Волынский из-за конфликта с Бироном был оговорен и казнён в июне 1740 г. за участие в мнимом заговоре против фаворита, его сын сослан, дочери пострижены в монахини.

Только Елизавета Петровна вернула сына из ссылки, а дочерей из монастыря, передав Вороново в приданое одной из них, Марии, вышедшей замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова.

Женившись, И.И.Воронцов вышел в отставку и занялся обустройством имения. Для этого был приглашен известный архитектор К.И. Бланк, который построил хозяйский дом, Спасскую церковь и Голландский домик по типу модных в то время бюргерских домов XVI в. Его стараниями в Воронове был создан один из красивейших в Подмосковье усадебных ансамблей.

В декабре 1775 г. Вороново посетила императрица Екатерина II. В память о ее приезде в парке стоят два обелиска.

В 1786 г. усадьбу унаследовал сын графа – Артемий Воронцов, крестный отец Пушкина. Он решил перещеголять отца и заказал не менее знаменитому архитектору Николаю Львову сооружение трехэтажного главного дома с двумя боковыми флигелями в стиле классицизма и конного двора.

В 1800 г. усадьба перешла к зятю А.И.Воронцова – Д.П.Бутурлину, который продал Вороново известному государственному деятелю Ф.И. Ростопчину.

Ростопчин постоянно жил в Воронове с 1800 г. по 1806 г., занимался сельским хозяйством по европейским образцам, даже создал тут сельскохозяйственную школу, для чего пригласил иностранных специалистов. Кроме того, он выписал скаковых лошадей и устроил конный завод, где была выведена ростопчинская порода лошадей.

При нем было устроено образцовое хозяйство – в парке появились обширные лужайки и цветники, были установлены привезенные из Италии мраморные статуи. В оранжерее, выстроенной, возможно, по проекту Кваренги, выращивались орхидеи и ананасы. В Воронове у Ростопчина гостила известная французская писательница мадам де Сталь.

В войну 1812 г. Александр I назначил Ростопчина генерал-губернатором Москвы. 20 сентября 1812 г., когда после пожара в Москве к Воронову стали подходить наполеоновские войска, владелец демонстративно сжёг свой дворец, чтобы он не достался врагу. Была найдена записка, прикрепленная на дверях церкви, в которой говорилось: “Жители этих мест, в числе 1710-ти покидают его при вашем приближении, и я поджег свой дом, чтобы он не был осквернен вашим присутствием … здесь вы не найдете ничего, кроме пепла…”. Действительно, свидетелей гибели дворца очень удивил тот факт, что среди пепла и руин не оказалось мраморных и бронзовых скульптур. Вероятно, какая-то часть сокровищ усадьбы была заблаговременно спрятана. Историки-романтики надеются, что также в подземной системе, прокопанной под парком скрыта богатейшая библиотека и фамильные реликвии. Эта тайна Воронова так до сих пор не разгадана. Осенью 1812 г. в Воронове находился штаб Мюрата, вице-короля неаполитанского, командовавшего французским авангардом.

Ф.В. Ростопчин умер в 1826 г., и Вороново, которое к этому времени представлоячет собой огромное поместие с двумя тысячами крепостных, унаследовал его сын, Андрей. Андрей Федорович открыл в Москве для всеобщего обозрения картинную галерею из собрания отца. Его жена, Е.П. Ростопчина, урожденная Сушкова, была известной поэтессой и писательницей той поры, а также хозяйкой модного литературного салона. Она владела Вороновым после смерти мужа, до 1858 г., но в конце концов Вороново было продано графу А.Д. Шереметеву, который необыкновенно сочетал в себе любовь к музыке (был незаурядным композитором и дирижером) и любовь к пожарному делу. Понимая, что пожары – бич России, он организовал Российское пожарное общество, издавал журнал “Пожарный”, создал в имении образцовую пожарную команду. У него Вороново купил его брат, граф С.Д.Шереметев для приданого своей дочери Анны, вышедшей в 1894 г. замуж за графа А.П. Сабурова, сына сенатора и археолога. При них дом был несколько перестроен. Сабуровы стали последними владельцами Воронова.

Читайте также:
Бергамо, Италия — все о городе с фото

Граф Сабуров был арестован и расстрелян в 1919 г., жена его, Анна Сергеевна, прошла и тюрьму, и ссылку, двое их сыновей погибли в лагерях. В 1949 году главный дом усадьбы был перестроен, в нем был размещен дом отдыха, главным украшением которого остается Воронцовский парк – один из лучших образцов садово-паркового искусства XVIII в.

За пределами усадьбы в самом поселке Вороново можно посетить местную картинную галерею (пос. Вороново, 70). Коллекцию живописи художников советского периода в начале 70-х гг. начал собирать председатель местного колхоза, который после выхода на пенсию решил заняться скульптурой.

История Вороново

В 1906 году был заложен так называемый первый кирпич в основание здания, построенного в 1917 году как народный театр специально к приезду и выступлению в нем Шаля́пина Фёдора Ива́новича (1873-1938) . Еще это здание с колоннами иногда называют Концертный зал им. Ф.И. Шаляпина. Забавно, что помещение называют в честь певца, который так и не приехал на открытие. Как говорят старожилы, Федор Иванович на вокзале Подольска встретился с Буниным и компанией и прокутил целую неделю по кабакам. Здание не имеет исторической ценности, но привлекает к себе внимание и никого не оставляет равнодушным. В ходе грандиозной реконструкции 2011 года здание получило второе рождение.

После революции многие дворянские усадьбы были разрушены или отданы «на растерзание» под склады, заводы и другие бытовые нужды. Некоторым из них повезло, и в них основали советские санатории для отдыха элиты или музеи. Подобная участь постигла и усадьбу Вороново (Подольский район, сейчас Москва) – настоящий дворец с парком дожил до наших дней, с советских времен привык быть элитным местом отдыха. Благодаря этому некогда знаменитая усадьбах известнейших дворянских и графских семей сохранилась. Вороново тесно связано с такими знаменитыми фамилиями, как Волынские, Воронцовы, Шереметьевы, Ростопчины. Усадьба Вороново является одной из старейших в Подмосковье. Она имеет интереснейшую историю, полную драматических событий.

Усадьба расположена в Подольском районе, сейчас Новая Москва, рядом с одноименным селом, в живописной холмистой местности на берегах реки Воронки и её притоке Бобровке. Барский двор на месте современного Вороново существовал еще до Смутного времени и польского вторжения. Прежде это была вотчина знаменитого рода Волынских, потомков Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского, полководца Дмитрия Донского и его родственника по свойству (Боброк-Волынский был женат на сестре великого князя). Да, это именно тот Боброк, засадный полк которого обеспечил победу русских в Куликовской битве. Один из его потомков носил волосы цвета воронова крыла и получил прозвище Вороной, отсюда и пошло название вотчины. Во владении рода Волынских вотчина размером двенадцать гектар находилась до первой трети XVIII в. Богатая природа для охоты и рыбалки, податные деревни, да и расстояние до центра столицы составляло всего лишь один день конного хода. Имение неоднократно переходило из рук в руки, когда по завещанию, когда из-за долгов, а когда и из-за коварства. Так, в 1738 г. тогдашний владелец усадьбы – кабинет-министр императрицы Анны Иоанновны Артемий Петрович Волынский. Карьера его начала развиваться галопирующими темпами при Петре I, который сделал Волынского первым торговым представителем с Персией. Кстати, дворянин был женат на двоюродной сестре царя. Но из-за конфликта с Бироном Артемий Петрович был оговорен. Его позиция по многим вопросам отличалась от стратегии Бирона, так получилось, что между ними образовалась конкуренция. Бирон одержал победу в этой политической игре, а Волынский оказался в казематах с обвинением в подготовке государственного переворота. На дворе стоял 18 век, но средневековый приговор смертной казни «посадить на кол» был вынесен в июне 1740 г. за участие в мнимом заговоре против фаворита. Правда, перед исполнением приговора он был смягчен – Волынскому отрубили ногу и руку. Ужасная смерть. Семья дворянина также попала в опалу: его сын был сослан, дочери пострижены в монахини. Через несколько месяцев умерла и сама Анна Иоанновна. Говорят, при жизни ей являлся призрак казненного Волынского. Видимо, понимала, что поступила с ним неоправданно жестоко.

Первый усадебный дом был деревянный. Каменный дворец появился здесь во времена правления Елизаветы Петровны и потомков знаменитого Артемия Петровича Волынского. В 18 веке, когда к власти пришла Елизавета Петровна, она реабилитировала семью Волынских, освободила сына Волынского из ссылки, но тот не смог выдержать свалившиеся на семью испытания и умер. Елизавета Петровна вернула и дочерей из монастыря, передав усадьбу Вороново в приданое одной из них, Марии. Она вышла замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова, представителя еще одного небезызвестного рода Воронцовых, которого для нее выбрала сама императрица. Женившись, И.И.Воронцов вышел в отставку и занялся благоустройством имения. Новый владелец усадьбы Вороново сделал многое для того, чтобы она превратилась в один из самых благоустроенных и красивых уголков. Вообще, представители этого рода вошли в историю России как основоположники новых традиций русского барского быта. При Воронцовых усадьба получила новый виток развития. Был приглашен известнейший архитектор К.И. Бланк, который построил каменный господский дом с величественными колоннами, портиком и флигелями. В результате получился настоящий дворец, который вызывал восхищение и зависть у современников.

Стараниями Бланка в Вороново были созданы модный в 18 веке регулярный французский парк и Спасская церковь – храм Спаса Нерукотворного. Эта церковь была построена в 1762 году и освящена через год по благословению тогдашнего митрополита Тимофея. Через три десятилетия в ней были погребены супруги Воронцовы, однако до наших дней их надгробия не сохранились. Чуть позже на некотором отдалении была построена колокольня в стиле барокко. Проект Вороновского Голландского дома по типу модных в то время бюргерских домов XVI в. Карл Бланк сдавал самому Растрелли, который о Бланке отзывался как об отличном рисовальщике, который детально прорабатывал проект, а также как об архитекторе, который проектировал большое количество деталей, но делал это искусно и талантливо. Голландский дом в Вороново выглядит уютно и органично, если присмотреться, то можно увидеть элементы классицизма, ведь в это время этот архитектурный стиль плавно забирал эстафету у модного русского барокко. Облицовка Голландского дома меняла свой наряд не однажды, сейчас он обложен красным кирпичом, но на картине в музее можно увидеть этот дом с желтым фасадом. Маленькая Голландия в Вороново поддержана имитацией гребного голландского канала. Историки предполагают, что голландский стиль был выбран в честь Петра I и Елизаветы, которые много сделали для владельцев усадьбы. Сооружение пруда позволило устроить в усадьбе земляные террасы, которые появились благодаря земле выкопанного пруда. Таким образом, в Вороново трехуровневая терраса начинается на высоте дома и заканчивается на берегу пруда. Одним из украшений вороновского парка являлся грот, но до наших дней не сохранился, так как стены обрушились.

Читайте также:
Дешевые Авиабилеты из Красноярска в Москву

Некоторые считают, что название Вороново связано с фамилией Воронцовых, но это не так, ведь, этот род вступил во владение усадьбой, когда она уже так называлась. Скорее всего, название усадьбы связано с протекающей здесь речки Вороновка. В парке можно увидеть несколько «комнат» (так назывались участки парка того времени), каждая из которых имела свое предназначение. Например, в одной «комнате» высаживали ароматные травы, в другой – липы полукругом на берегу пруда для любования природой. Пруд является частью реки Вороновки, которая в данном месте разливается довольно широко, а после дамбы, держащий пруд, продолжает свой путь более узкой змейкой. С другой стороны усадьбы протекает река Бобровка. Название, видимо, дано ей не просто так, потому что нам даже показали дерево около пруда, которое пришлось спилить из-за подточки его бобрами. Существует одно из преданий Вороново. В парке есть курган, в котором, говорят, похоронен конь более позднего владельца усадьбы Ростопчина. Оказывается, что лошадей хоронят стоя, поэтому высота кургана вполне подходит под легенду о вороном друге. Да и пожилые работники усадьбы рассказывали, что на расположенной рядом плите, раньше можно было распознать надпись с пожеланиями спокойного сна, явно адресованного животному. Но о Ростопчиных чуть позднее, ведь усадьбой также владели Шереметьевы.

В декабре 1775 г. Вороново посетила императрица Екатерина II. В память о ее приезде в парке стоят два обелиска. В 1786 г. усадьбу унаследовал сын графа — Артемий Воронцов, крестный отец Пушкина. Он решил перещеголять отца и заказал не менее знаменитому архитектору Николаю Львову сооружение трехэтажного главного дома с двумя боковыми флигелями в стиле классицизма и конного двора. Дворец построили по проекту Львова, правда, сейчас от оригинального здания остался лишь фундамент, а сам дворец был восстановлен в середине 20 века.

В 1800 г. усадьба перешла к зятю А.И.Воронцова — Д.П.Бутурлину. Расточительство братьев Воронцовых привело к тому, что ему пришлось продать любимое имение за огромную по тем временам сумму – 320 тысяч рублей. Таким образом, подмосковная усадьба Вороново стала принадлежать известному государственному деятелю графу Федору Ростопчину. . Этот фаворит Павла Первого практически безвыездно прожил там восемь лет, с 1800г по 1808 г. в течение которых он тратил огромные суммы на обустройство оранжерей, выстроенной, возможно, по проекту Кваренги, где выращивались орхидеи и ананасы, и сада. Он занимался сельским хозяйством по европейским образцам, даже создал тут сельскохозяйственную школу, для чего пригласил иностранных специалистов. В Вороново у Ростопчина гостила известная французская писательница мадам де Сталь. В результате, по свидетельствам современников, Вороново стало главным украшением Подольского уезда, куда ездили, чтобы посмотреть на чудачества графа, разводившего средиземноморские растения и строившего летучий корабль. Этот аппарат, отдаленно напоминающий аэростат, Ростопчин предполагал использовать в войне с Наполеоном, которого он люто ненавидел и считал антихристом. Однако корабль так и не смог подняться в воздух, и все средства на его сооружение оказались потраченными впустую. При нем было устроено образцовое хозяйство — в парке появились обширные лужайки и цветники, были установлены привезенные из Италии мраморные статуи. С русской щедростью Ростопчин заказал статуи коней, покрытые сусальным золотом и установленные на каждой башне. При Ростопчине их было четыре, на каждом углу конного манежа, который стал его настоящей гордостью. Граф выписал из-за границы лучших скакунов, открыл первый конный завод в этих местах, где была выведена ростопчинская порода лошадей.

До нас дошла только одна башня, остальные вместе с усадебным домом пострадали при войне с Наполеоном. Французы уничтожили и коней, так как сразу сбили их с пьедесталов, надеясь, что они сделаны из чистого золота, но они просто разбились. Конный двор в ветхом состоянии дожил до 50-х годов 20 века, но в итоге его разобрали, оставив только одну башню. Напротив башни растет огромный дуб, хотя для данного парка он не является типичным деревом. Как говорят, Ростопчин любил свой вековой дуб, считал его местом силы, обнимал и разговаривал с ним. Но однажды в дерево попала молния и расколола его. Граф приказал привезти из леса еще один вековой дуб и посадить на том же месте. Крестьяне выполнили приказ, но новое дерево не прижилось и погибло. Граф приказал сажать вековые дубы, пока какое-нибудь не приживется. И очередная попытка оказалась удачной.

Ростопчин по приказу Александра I состоял в должности московского военного губернатора. И 20 сентября 1812 г., когда после пожара в Москве к Вороново стали подходить наполеоновские войска, своими руками демонстративно сжег любимое имение, чтобы оно не досталось врагу, и оставил послание оккупантам. Такой поступок в духе героев античности произвел на современников сильное впечатление, как и неожиданный переход в католичество супруги графа — Екатерины Петровны. Была найдена записка, прикрепленная на дверях церкви, в которой говорилось: “Жители этих мест в числе 1710-ти покидают его при вашем приближении, и я поджег свой дом, чтобы он не был осквернен вашим присутствием … здесь вы не найдете ничего, кроме пепла…”.. И это еще одна из множества легенд. Как и любая старинная усадьба, Вороново имеет свою тайну. Так, рассказывают, что после пожара, устроенного Ростопчиным, свидетелей гибели дворца очень удивил тот факт, что среди пепла и руин не оказалось мраморных и бронзовых скульптур, хотя их было немало в господском доме и в саду. При этом доподлинно известно, что никаких ценностей московский генерал-губернатор оттуда не эвакуировал. Можно предположить, что под домом или поблизости должно находиться подземелье, где заблаговременно были спрятаны сокровища семьи Ростопчиных. Лабиринт. Историки-романтики надеются, что также в подземной системе, прокопанной под парком, скрыта богатейшая библиотека и фамильные реликвии. Эта тайна Воронова так до сих пор не разгадана. Существует ли оно на самом деле или нет, неизвестно, однако, старожилы утверждают, что во время строительства санатория в конце 1940-х годов был обнаружен подземный. Осенью 1812 г. в Воронове находился штаб Мюрата, вице-короля неаполитанского, командовавшего французским авангардом. Последние годы жизни Ростопчин провел сначала за границей, а после – в Москве, и почти не появлялся в Вороново… Ф.В. Ростопчин умер в 1826 г. А поместье унаследовали его сын Андрей и невестка. Они построили на фундаменте старого дворца двухэтажный господский дом, который ничем не отличался от других дворянских гнезд своего времени. Вороново представляет собой огромное поместье с двумя тысячами крепостных. Андрей Федорович открыл в Москве для всеобщего обозрения картинную галерею из собрания отца. Его жена, Е.П. Ростопчина, урожденная Сушкова, была известной поэтессой и писательницей той поры, а также хозяйкой модного литературного салона. Она владела Вороново после смерти мужа, до 1858 г., но в конце концов Вороново было продано. В середине 19 века у усадьбы появился новый владелец Александр Шереметьев. Граф А.Д. Шереметев необыкновенно сочетал в себе любовь к музыке (был незаурядным композитором и дирижером) и любовь к пожарному делу. Понимая, что пожары — бич России, он организовал Российское пожарное общество, издавал журнал “Пожарный”, создал в имении образцовую пожарную команду. На здании главного дома до сих пор сохранился герб Шереметьевых, надпись гласит: «Бог сохраняет все». Усадьба в этот период стала напоминать загородные жилища французских богатых буржуа, дом был несколько раз перестроен В частности, над домом была надстроена мансардная крыша, южное крыло разобрали, галерею расширили, а к парадному фасаду пристроили аркаду с балконом. В последнее десятилетие перед революцией имение пришло в запустение, так как его владельцы: дочь Шереметьевых и ее супруг — лишь изредка посещали Вороново. У А.Д. Шереметева Вороново купил его брат, граф С.Д.Шереметев, для приданого своей дочери Анны, вышедшей в 1894 г. замуж за графа А.П. Сабурова, сына сенатора и археолога. Последняя хозяйка носила фамилию мужа Сабурова. Ее муж, губернатор Санкт-Петербурга, граф Сабуров, был арестован и расстрелян в 1919 г., двое их сыновей погибли в лагерях, а сама Анна Сергеевна Сабурова уехала из усадьбы с одной повозкой и больше сюда не вернулась. Она умерла, пройдя тюрьму и ссылку.

Читайте также:
Глава VI. Порядок транзитного проезда иностранных граждан и лиц без гражданства через территорию Российской Федерации

Усадьба была национализирована с приходом к власти большевиков, а в 1949 господский дом усадьбы был перестроен, в нем основали санаторий, а на территории появился лечебный корпус с номерами и другие постройки. В постсоветский период усадьба Вороново была передана в ведение Минэкономразвития России, и там был основан современный лечебно-профилактический центр. На территории имения сегодня сохранились только следующие постройки: красивый усадебный дом, представляющий собой здание, в котором соединены архитектурные стили разных периодов 19 века; живописный голландский домик с декоративными вазами, белокаменными деталями и с фигурчатыми фронтонами, построенный Карлом Бланком в стиле петровской эпохи; угловая круглая башня — единственное здание, сохранившееся от великолепного конного двора, основанного при графе Ростопчине. По дороге к круглой башне можно увидеть гипсовых львов, которые были здесь поставлены в советское время. Львы выглядят весьма дружелюбно, но других и не могли поставить, ведь они предназначались не для охраны, а для встречи гостей в летнем кинотеатре санатория. Также на территории усадьбы можно увидеть так называемый голландский пруд с небольшим благоустроенным пляжем и голландский домик – символы усадьбы. Главным украшением усадьбы и сейчас остается Воронцовский парк – один из лучших образцов садово-паркового искусства XVIII в, сегодня там можно увидеть деревья, которым не одна сотня лет. Усадьба всегда славилась богатой растительностью. Отдельной достопримечательностью Вороново эпохи 21 века является железный мост через реку. Идешь по положенному на железки асфальту, а мост гуляет под тобой так, как будто началось землетрясение. За пределами усадьбы в самом поселке Вороново можно посетить местную картинную галерею- музей, которая расположена в здании старой земской школы. Как уже было сказано, сегодня в Вороново действует современное лечебно-профилактическое учреждение, принадлежащее Минэкономразвития России, санаторий “Вороново”. На протяжении своего существования Вороново является местом, где занимались разведением лошадей. И сегодня тут действует конный клуб, где проводится обучение верховой езде взрослых и детей. У гостей Вороново есть возможность увидеть все достопримечательности, которыми оно богато.

Усадьба Вороново, Россия — подробная информация с фото

Авторизация

Нет аккаунта?

Родовое имение Волынских — потомков воеводы Дмитрия Донского, отличившегося на Куликовом поле. Усадьба принадлежала многим славным российским фамилиям: Воронцовым, Ростопчиным, Шереметевым. Московский генерал-губернатор Ф.В. Ростопчин, которому выпало руководить городом в 1812 г., сжег принадлежавшее ему Вороново перед наступлением французов, породив многочисленные легенды о закопанных в подземельях сокровищах.

Координаты: 55.3163 E37.153455° 18′ 58.600000000792534 с.ш. 37° 9′ 12.300000001196167 в.д.

Адрес: ТАО, поселение Вороновское, с. Вороново.

Как добраться: от ст. м. «Теплый Стан» авт. 508, 1003, из г. Троицк авт. 508, 874, 1003 до ост. «Вороново-2»; от ст. Подольск (Кур.) авт. 1028, 1077 до ост. «Вороново», авт. 1036 до ост. «Дом отдыха».

Вороново — старинная вотчина рода Волынских. Его родоначальником считается Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский, воевода и муж сестры Дмитрия Донского. Д.М. Боброк — выходец из западной Украины, с Волыни, за что и получил вторую часть фамилии после переезда в Москву. Точных данных о его происхождении нет: исследователи спорят, принадлежал ли он к потомкам Рюрика или великого князя литовского Гедимина.

Читайте также:
Рас-эль-Хайма (ОАЭ): отели, достопримечательности и погода

Во время Куликовской битвы Д.М. Боброк-Волынский особо отличился: он командовал засадным полком, предопределившим победу в сражении. Дмитрий Донской пожаловал ему множество вотчин, среди которых могло быть и Вороново, однако достоверных данных об этом нет.

Правнук основателя рода Михаил Григорьевич, дворецкий Ивана III, имел прозвище Вороной — от него пошла ветвь Вороных-Волынских и название села Вороново. Первое документальное упоминание о владельце Вороново относится только к рубежу XVI–XVII вв.: это внук М.Г. Вороного-Волынского Александр Иванович. Он отдал Вороново в приданое за своей дочерью Марфой, которая постриглась в монахини и передала вотчину Троице-Сергиевой лавре. Однако уже в 1640 г. Федор Васильевич Волынский выкупил родовое имение.

В усадьбе в это время стояла деревянная церковь Происхождения Креста Господня, которая в XVII–XVIII вв. неоднократно поновлялась и отстраивалась; в 1709 г. ее освятили уже во имя Спаса Нерукотворного. Имение по-прежнему принадлежало Волынским и постепенно разрасталось.

Многие владельцы Вороново сделали карьеру при дворе, хотя были и те, кто поплатился жизнью. Василий Семенович Волынский был окольничим при царе Алексее Михайловиче и боярином, главой Посольского приказа в царствование его сына Федора Алексеевича. Артемий Петрович Волынский, муж двоюродной сестры Петра I, был послом в Персии, губернатором в Астрахани и Казани, а при Анне Иоанновне — кабинет-министром. Однако по личному указанию Бирона А.П. Волынского обвинили в подготовке государственного переворота и казнили. Через два года после казни лишь часть его имущества вернули детям — так, его дочь Мария, вышедшая замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова, получила Вороново. Сенатор и генерал поручик И.И. Воронцов после выхода в отставку поселился в усадьбе и в середине XVIII в. занялся ее обустройством.

Главный дом, парк, хозяйственные здания, каменную церковь Спаса Нерукотворного, сменившую свою деревянную предшественницу, спроектировал известный архитектор К.И. Бланк. Он же построил здесь в стиле Петровской эпохи Голландский домик с высокими фигурными фронтонами и белокаменными деталями.Завершил дело отца Артемий Иванович Воронцов, дальний родственник и крестный отец поэта А.С. Пушкина. Он пригласил выдающегося архитектора, работающего в традициях палладианства, поэта и переводчика Николая Львова перестроить главный дом и возвести конный двор. Сохранилось несколько описаний усадьбы: «Дом — настоящий дворец… Вкус Львова узнается в колоннадах и ротондах…» (1793 г.); «Воронцово… по множеству… каменного строенья представляет издали вид великолепного замка» (1801 г.).

Однако А.И. Воронцов разорился и в 1800 г. продал Вороново графу Федору Васильевичу Ростопчину. Тот активно занимался обустройством усадебного парка: выписывал знаменитых европейских садовников, проводил опыты в сельском хозяйстве, коневодстве и ветеринарии, высаживал липы и пихты.

Взлет карьеры Ф.В. Ростопчина пришелся на царствование Павла I: в течение нескольких лет Ростопчин был прикомандирован к «малому двору» престолонаследника и сумел завоевать расположение будущего государя. Фаворит стал генерал-лейтенантом, флигель-адъютантом, кабинет-министром иностранных дел, несколько лет определял внешнюю политику страны. После убийства Павла I Ф.В. Ростопчин был отправлен в отставку, поселился в Вороново, где занимался благоустройством усадьбы и сочинительством. Известный борец с галломанией (увлечением всем французским) при дворе, Ф.В. Ростопчин вернулся на службу только через 10 лет и в 1812–1814 гг. был военным генерал-губернатором Москвы. Формировал полки ополченцев; выпускал так называемые «ростопчинские афишки» — листовки, призывавшие к борьбе с неприятелем; поддерживал порядок и спокойствие в городе. Когда после Бородинского сражения стало ясно, что столицу сдадут без боя, организовывал эвакуацию государственного имущества и предлагал М.И. Кутузову сжечь город, чтобы не сдавать неприятелю. Когда после захвата Москвы начались пожары, комиссия Наполеона приписала их злому умыслу Ф.В. Ростопчина (хотя сам Ростопчин отрицал свою причастность).

Покинув Москву, граф поехал в Вороново: отправил всех крестьян в другое имение и сжег практически всю усадьбу со всем имуществом. К церкви он прибил доску с надписью на французском языке: «Восемь лет я украшал это село, в котором наслаждался счастьем среди моей семьи. При вашем приближении обыватели, в числе 1720, покидают жилища, а я предаю огню дом свой, чтобы он не был осквернен вашим присутствием». Судьба многочисленных ценностей, хранившихся в Вороново, неизвестна: следов погибших в огне сокровищ не нашли, а перевезти их куда-либо граф не успел. Поэтому есть версия, что Ф.В. Ростопчин спрятал их в многочисленных подземных ходах под усадьбой — клады московского генерал-губернатора здесь ищут до сих пор. Вороново унаследовал сын Ф.В. Ростопчина Андрей Федорович. На прежнем фундаменте он заново построил усадебный дом — но с точки зрения архитектуры здание получилось весьма обыденным.

А.Ф. Ростопчин был женат на Евдокии Петровне Сушковой, известной в свое время светской львице и поэтессе. М.Ю. Лермонтов посвятил Е.П. Ростопчиной такое стихотворение:

Умеешь ты сердца тревожить,

Толпу очей остановить,

Улыбкой гордой уничтожить,

Улыбкой нежной оживить.

Сама Евдокия Петровна так описывала в стихах свою встречу с А.С. Пушкиным:

…Вниманьем поэта в душе дорожа,

Под говор музыки, украдкой дрожа,

Стихи без искусства ему я читала

И взор снисхожденья с восторгом встречала.

Ф.И. Тютчев, дальний родственник Е.П. Ростопчиной, также посвятил ей стихотворные строки:

Вот вижу я, как бы сквозь дымки,

Волшебный сад, волшебный дом —

И в замке феи-Нелюдимки

Вдруг очутились мы вдвоем.

В 1860-х годах Вороново неоднократно переходило из рук в руки, пока его не купил А.Д. Шереметев — меценат и музыкант, глава Музыкально-исторического общества и первый председатель Российского пожарного общества. Впоследствии имение перешло к его сводному брату — археологу и историку Сергею Дмитриевичу Шереметеву, владельцу Михайловского и Остафьево. Он значительно преобразил главный дом, надстроил мансарду, обновил усадебный парк, для чего пригласил А.Э. Регеля, ботаника и знатока Средней Азии.

Последней владелицей Вороново была дочь С.Д. Шереметева А.С. Сабурова. В советское время усадьбу занял ведомственный санаторий, главный дом вновь перестроили. Спасский храм никогда не закрывался и действует по сей день.

Сохранились главный дом, Спасская церковь, башня конного двора XVIII в., Голландский домик (наиболее известный памятник усадьбы) и регулярный парк с прудом. Доступ на территорию санатория возможен только с организованной экскурсией. Церковь открыта для всех желающих в обычном режиме.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: