Фотографии острова Гуадалканал

Морские истории. Пятница, 13-е или «мордобой» у Гуадалканала

Рассказав о первом ночном бою у острова Саво, который входит в группу Соломоновых островов, естественно, влечет за собой второе повествование, которое по накалу страстей ничуть не уступало первому бою. А в некоторых вещах и превосходил.

По сути своей, бой у Гуадалканала 13 ноября 1942 года был не совсем традиционным. Примерно так же, как и первый бой у острова Саво. С другой стороны, а что значит – «традиционный морской бой»?

Ну до самого недавнего времени это были кильватерные колонны кораблей, метавших друг в друга различные боеприпасы. Весь вопрос только в дальности и мощности. Так было и в Первую Мировую. Но уже в ХХ веке стало интереснее швырять болванки за горизонт, а еще интереснее – вместо снарядов отправить туда самолеты.

Дешево и сердито, потому что, как оказалось, двадцать уничтоженных самолетов, затыкавших бомбами или торпедами эсминец, обходятся не то что дешевле, они по сравнению с эсминцем вообще ничего не стоят. А уж если потопить несколько кораблей, пусть и ценой сотни самолетов…

Конечно, поклонники «Ямато» могут со мной поспорить… Но ВСЕ сражения на море проходили по такому сценарию. За безумно редкими исключениями, как, например, ночной бой у острова Саво или расправа «Шарнхорста» и «Гнейзенау» над «Глориесом». Остальные значимые события прошли при помощи авиации. Даже вроде бы и артиллерийский бой с «Бисмарком». Чья торпеда ему рули заклинила?

Бой у Гуадалканала 13 ноября 1942 г. интересен тем, что это натуральный классический, артиллерийский бой. Но – с интересным нюансом. Дело в том, что японцы влетели в сражение для себя весьма неожиданно, а вот американцы мало того, что были готовы, так еще и пошли на такой формат вполне умышленно.

При этом для японской стороны он стал неожиданностью. Американцы же шли на него умышленно сразу по нескольким причинам. В итоге все вылилось в такое безобразие, результатами которого были ошеломлены обе стороны.

Итак, Соломоновы острова, конец 1942 года. В июне японцы захватили острова, в августе американцы отбили острова и даже достроили японский аэродром на Гуадалканале. Наличие этого аэродрома сыграет потом весьма важную роль в событиях, поскольку ближайшие аэродромы японцев были на острове Бугенвиль, что в 600 км от Гуадалканала.

А как насчет авианосцев? А хреново насчет них было.

Не забывайте, что совсем недавно произошла битва у Мидуэя, где янки устроили японцам реванш, утопив авианосцы «Акаги» (82 самолета), «Кага» (82), «Хирю» и «Сорю» (по 54 самолета).

А за месяц до Мидуэя был бой в Коралловом море, где американцы потеряли «Лексингтон» (78 самолетов), а японцы «Сехо» (30 самолетов).

Ну и август с сентябрем в 1942 года были весьма плодотворными, поскольку японцы потопили «Уосп» (78 самолетов) и серьезно повредили «Саратогу» (78 самолетов) и «Энтерпрайз» (80 самолетов). Американцы потопили «Рюдзе» (44 самолета).

Плюс в октябре японцы потопили «Хорнет» (80 самолетов). Правда, сами они были вынуждены отправить на ремонт и пополнение самолетного парка «Секаку», «Дзуйкаку» и «Дзуйхо».

И к ноябрю в районе Соломоновых островов остался один-единственный американский «Энтерпрайз», который только что вернулся из ремонта.

Таким образом, массовые воздушные битвы отменялись по причине отсутствия самолетов в распоряжении флотов. У японцев, правда, наличествовали легкие авианосцы «Хошо» (20 самолетов) и «Чиеда» (24 самолета), у американцев был «Нассау» (20 самолетов), но сведений об их местонахождении на момент сражения найти не удалось.

Вот так печально было с авиацией. А конвои обе стороны продолжали посылать, и, что самое интересное – пытались перехватывать, ибо утопить оптом в море несколько тысяч человек заведомо намного проще, чем выковыривать их из джунглей.

И естественно, обе стороны пытались доставить подкрепления своим войскам на острова. А японцы решили устроить генеральное наступление на Гуадалканал с целью отбить остров обратно и самим использовать окончательно достроенный американцами аэродром.

Для этого были выделены 11 транспортов, на которые погрузили 7000 человек пехоты, 3500 морских пехотинцев, артиллерия, танки, боеприпасы и прочие полезные вещи. Прикрывать транспорты должны были 11 эсминцев адмирала Райзо Танаки. С воздуха конвой должны были прикрыть самолеты авианосца «Дзуйхо».

В свою очередь «Дзуйхо» должен был охранять ударный отряд из двух линейных крейсеров «Конго» и «Харуна», тяжелый крейсер «Тоне» и два эсминца.

Дабы нейтрализовать американскую авиацию, аэродром на Гуадалканале должны были снести артиллерийским обстрелом корабли еще одного отряда, в который входили линейные крейсера «Хиэй» и «Кирисима» (однотипные «Конго»), легкий крейсер «Нагара» и 14 эсминцев. Командовал отрядом адмирал Хироаки Абэ.

И вся эта немалая банда двинулась в сторону Соломоновых островов. Высадка десанта была назначена на 13 ноября…

Естественно, такой немаленький конвой не остался незамеченным, американские патрульные самолеты обнаружили японские корабли и доложили командованию. Командующий американскими силами адмирал Тернер приказал транспортам срочно покинуть район, а адмиралу Каллагану взять все имевшиеся в наличии корабли и выдвинуться навстречу неприятелю.

В соединение Каллагана входили тяжелые крейсера «Сан-Франциско» и «Портленд», легкие крейсера «Атланта», «Джуно» и «Хелена» и 8 эсминцев. Как говорится, чем богаты…

На подходе к острову Саво японцы перестроились для того, чтобы открыть огонь по аэродрому. В этот момент подошли американские корабли и в темноте тропической ночи радиометристы крейсера «Хелена» в 1 час 24 минуты ночи обнаружили радаром японцев.

А вот японцы и без радаров неплохо нашли американцев. Ну не было на японских кораблях РЛС. И в 1 час 48 минут на японских кораблях вспыхнули прожектора, безжалостным огнем высвечивая американские корабли. Адмирал Абэ приказал открыть огонь…

Первой на «раздаче» стала «Атланта», по которой стреляли и чужие, и свои. Плюс в этой неразберихе засадили в машинное отделение крейсера торпеду. «Атланта» лишился хода и управления, был убит адмирал Скотт и много офицеров.

Вторым стал эсминец «Кашинг», шедший первым в колонне. В него начали стрелять сразу несколько эсминцев и крейсер «Нагара». Эсминец вывалился из боя с весьма серьезными повреждениями.

Но американцы открыли огонь в ответ. Игравший роль прожекторной станции «Акацуки» получил сразу от всех, благо, большой проблемы в стрельбе по прожекторам не было. Три крейсера и три эсминца буквально изрешетили японский корабль и «Акацуки» затонул, став первой жертвой боя. Настоящий «мордобой» у Гуадалканала.

Эсминцы «Стеретт», «Лэффи» и «О Бэннон» атаковали «Хиэй» торпедами, но торпеды не взвелись из-за очень маленькой дистанции.

Далее настала очередь «Сан-Франциско», по которому пристрелялись шесть эсминцев и «Хиэй», который освещал американский крейсер. «Фриско» разворотили точной стрельбой всю надстройку, погиб командующий отрядом адмирал Каллаган, на крейсере бушевали пожары. Но ответный огонь «Сан-Франциско» повредил «Хиэй», который погасил прожектора. Пользуясь темнотой, «Сан-Франциско» и «Хелена» вышли из боя.

Крейсер «Нагара» и эсминцы «Юкикадзе» и «Терудзуки» наткнулись на лежащий в дрейфе поврежденный в начале боя «Кашинг» и добили его снарядами. «Кашинг» затонул.

Американский эсминец «Лэффи», который проскочил мимо «Хиэя», сразу после него нарвался на замыкавших японский ордер эсминцы «Самидарэ», «Муросамэ» и «Асагумо». Японцы попали в «Лэффи» торпедой и добили снарядами. Эсминец взорвался и затонул.

Читайте также:
Визовый центр Хорватии в Красноярске официальный сайт, адрес, схема проезда, время работы, документы

У других американских кораблей дела обстояли не лучше. Пока «Портленд» занимался расстрелом «Акацуки», «добрые люди» в лице эсминцев «Инадзума» и «Акадзути» всадили торпеду в корму тяжелого крейсера. Развороченные листы обшивки мало того, что заклинили рулевое управление, так они сами начали играть роль руля, заставив «Портленд» кружить в циркуляции.

«Портленд» смог дать 4 залпа по «Хиэю», но носиться кругами не стал, а застопорил машины и вышел из боя, оставшись под прикрытием темноты.

Недалеко от «Портленда» в темноте застыл легкий крейсер «Джуно», которому эсминец «Юдати» торпедой вывел из строя рулевое управление и перебил киль.

И примерно в это же время на дно уходил эсминец «Бертон», в которого горячие японские парни с эсминца «Амацуказе» попали сразу двумя торпедами.

В общем, японцы вели 3:1 по потопленным кораблям, плюс три крейсера были выведены из строя.

А бой между тем продолжался, вошедшие в раж японцы начали уничтожать все на своем пути.

Потопившие эсминец «Лэффи», японские эсминцы «Самидарэ», «Муросамэ» и «Асагумо» обнаружили эсминец «Монссен». Вообще с «Монссеном» получилась дурацкая история. По нему начал стрелять кто-то из своих крейсеров, и капитан корабля не додумался ни до чего другого, как включить опознавательные огни. Свои, может быть, и перестали стрелять, зато три японских эсминца превратили американский корабль в решето.

«Монссен» потерял ход, управление и все оружие. Команда покинула эсминец, но затонул он только к утру.

4:1 в пользу японского флота.

«Амацукадзе» случайно обнаружил искореженный «Сан-Франциско» и уже собирался покончить с крейсером при помощи торпед, но вмешался тусовавшийся в темноте неподалеку «Хелена», который дал залп в борт японскому эсминцу.

Ситуация перевернулась, но на счастье экипажа «Амацукадзе» его проблемы увидела бойкая тройка «Самидарэ», «Муросамэ» и «Асагумо». Три японских эсминца открыли по «Хелене» огонь из всех стволов.

Серьезных повреждений, понятное дело, эсминцы крейсеру причинить не смогли, зато установили дымовую завесу и уволокли изрядно покореженный «Амацукадзе» подальше.

«Аарон Уорд» и «Старетт» обнаружили одинокий «Юдати» и атаковали его снарядами и торпедами. Попали. Хорошо попали, команда оставила корабль, но он не затонул и остался на плаву.

Дальше везение для американцев закончилось, «Старетт» вчистую проиграл бой эсминцу «Тэрудзуки» и вышел из боя, а «Аарон Уорд» нарвался на «Кирисиму». Не затонул, но боевым кораблем быть перестал, ибо все-таки линейный крейсер – это серьезно.

На этом ночной бой по сути закончился. Он продолжался всего 38 минут. В 2 часа 26 минут старший из оставшихся в живых американских офицеров капитан (капитан 1 ранга по-нашему) Гилберт Гувер приказал всем, кто может, уходить на базу.

Но оказалось, что навоевались не все. И утром шоу в какой-то мере продолжилось.

С рассветом отстаивающийся и ремонтирующийся потихоньку «Портленд» увидел, что неподалеку болтается покинутый экипажем «Юдати». Несколько залпов – и счет стал 4:2.

Но ненадолго. Изрешеченный и чужими, и своими (в основном) крейсер «Атланта» спасти так и не удалось, и он к вечеру ушел на дно. 5:2 в пользу императорского флота Японии.

А уползавшие побитые американские корабли догнала подводная лодка и потопила крейсер «Джуно». 6:2.

Кстати, служба спасения американского флота работала более чем отвратительно. Огромное количество моряков не пережило эту ночь, будучи сожрано акулами. Стал неприятно известен случай с пятью братьями Салливан, которые служили на «Джуно» добровольцами и погибли все. Двое – через несколько дней, так и не дождавшись помощи.

Последним кораблем, погибшим в этом сражении, стал «Хиэй». Что случилось с линейным крейсером, сказать очень непросто. За весь бой в него попал один-единственный снаряд 203-мм и больше сотни снарядов эсминцев, то есть, 127-мм. Видимо, из строя вышла связь и управление. Только этим можно объяснить то, что корабль не смог нормально отбиться от довольно вялых атак американских самолетов.

Но по факту «Хиэй» был брошен адмиралом Абэ на растерзание. Налеты на ползущий «Хиэй» продолжались весь день. Эсминцы сопровождения делали все что могли, но в итоге линейный крейсер затонул ночью 14 ноября.

6:3 в пользу японцев. Точка? Нет.

В бою вроде бы победили японцы. Два легких крейсера и четыре эсминца на дне, два тяжелых крейсера и три эсминца надолго встали на ремонт. По факту неповрежденными у американцев остались только крейсер «Хелена» и эсминец «Флетчер».

Японцы потеряли линейный крейсер (позже) и два эсминца. И у них реально для выполнения задач оставался еще один линейный крейсер, легкий крейсер и 11 эсминцев, 3 из которых вообще в бою не участвовали.

Так кто победил в сражении?

Однозначно, американцы. Даже потеряв столько кораблей, они смогли сорвать выполнение главной задачи: нейтрализации авиации Гуадалканала. А ведь именно это должны были сделать корабли адмирала Абэ: разнести в пыль аэродром «Хендерсон-Филд». А по аэродрому не был сделан ни один выстрел.

В «благодарность» за это именно летчики с этого аэродрома и потопили «Хиэй».

Вообще адмирал Абэ сделал все, чтобы совершенно испоганить победу. Мог он перейти командовать на любой другой корабль отряда, раз у «Хиэя» были проблемы со связью? Мог. «Нагара» вполне подошел бы. Можно было бы и «Кирисиму» дождаться, тем более, что впоследствии Абэ вызвал крейсер, чтобы тащить «Хиэя».

Можно было бы оставшимся у кораблей боекомплектом за время до рассвета перепахать «Хендерсон-Филд»? Запросто. 66 стволов калибром 127-мм японских эсминцев сделали бы это очень просто. Да плюс еще 18 стволов 152-мм «Нагары» и «Хиэя», да 8 стволов 356-мм…

Но Абэ делать этого не стал. Почему – это вопрос вопросов. Ничего не мешало ему в этом, и времени был вагон. Ночной бой закончился в половине третьего ночи, и до рассвета времени было больше чем достаточно.

И даже если просто перепахать взлетные полосы аэродрома, повредив или уничтожив часть из сотни базировавшихся там самолетов, то «Хиэй» уцелел бы и его не надо было спасать.

Но видимо, адмиралу Абэ было достаточно для того, чтобы почувствовать себя победителем. Или наоборот, он был настолько трус, что сама мысль о рассвете и американских самолетах заставила его сбежать с поля боя.

В любом случае, возложенных на него приказом обязанностей Абэ не выполнил. Он решил довольствоваться мелкой вроде бы победой, проиграв в итоге по-крупному.

Не решился атаковать аэродром, отдал американцам на растерзание «Хиэй»… Так себе адмирал оказался. Глуповат и трусоват. Не зря Абэ был отстранен от командования кораблями самим Ямамото и в марте 1943 года вообще отправлен в отставку. Правда, харакири адмирал себе не устроил, предпочел тихо и спокойно умереть в 1949 году сам.

Но по факту именно благодаря беззубым таким действиям Абэ, высадка японцев на Гуадалканал не состоялась. Точнее, была перенесена, но все равно закончилась неудачей.

А вот о японских моряках хотелось бы здесь сказать несколько теплых слов.

У них не было на кораблях радаров. Ни одного. И, в отличие от американцев, прекрасно (или почти прекрасно) видевших японцев на экранах радаров и номинально бывших готовыми к встрече в противником, японские моряки импровизировали. Демонстрируя намного более высокую боевую выучку.

Читайте также:
Консульство Белоруссии в Екатеринбурге - официальный сайт, адрес и телефон

Даже то, что в начале боя адмирал Абэ включил прожектора на своем «Хиэе», освещая цели всему отряду и вызывая тем самым огонь на свой корабль – это достойно уважения и понимания, как и действия командира эсминца «Акацуки», капитану Осаме Такасуке, корабль которого тоже залил светом отряд противника, не обладая броней и прочностью линейного крейсера.

Японцы точнее стреляли, лучше пользовались торпедами, но все это было перечеркнуто беспомощностью командования. Так что, как и предыдущий бой у острова Саво, при вроде бы явном преимуществе, победа была совершенно упущена.

Не везло Японии с адмиралами. Или пятница, 13-е – не тот день все-таки?

Фотографии острова Гуадалканал

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Previous Entry
  • Next Entry
  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends’ Entries
  • Profile
  • Memories

Откатываясь под ударами превосходящих сил, соединение капитана Канаэ Мондзэна требовало воздушной поддержки, которая должна была затруднить поддержку десанта с моря. С Рабаула на вылет пошла первая волна бомбардировщиков с истребительным эскортом, они неизбежно должны были столкнуться с американскими силами прикрытия.

Именно тогда над Гуадалканалом состоялся впечатляющий поединок двух прекрасно подготовленных пилотов – мичмана Сабуро Сакаи и лейтенанта Джеймса «Пага» Сазерленда. Колоссальному боевому опыту Сакаи и отличным лётным качества истребителя Mitsubishi А6М Zero противостояла передовая тактика воздушного боя Сазерленда и невероятная живучесть его машины Grumman F4F Wildcat.

Сабуро Сакаи (1916–2000) прошёл жесточайший отбор предвоенного поколения японских морских лётчиков. Цифры говорят сами за себя: в лётную школу ВМФ поступали 1400 претендентов, из которых сдали экзамены и прошли медицинскую комиссию только 70 человек. До выпуска смогли дойти лишь 25 пилотов – настоящая элита не только японской, но и мировой авиации. Сакаи был признан лучшим в классе и при выпуске в 1937 году получил памятные серебряные часы из рук самого императора Хирохито.

Джеймс Джулиан Сазерленд II (1911–1949) – человек иной культуры. Прекрасно образованный джентльмен, в 1936 году он закончил Военно-морскую академию США в Аннаполисе, штат Мэриленд, став пилотом палубной авиации. Его прозвище «Паг» происходит от слова pugnacious – «драчливый», и заслужил он его во время занятий боксом в академии. Контр-адмирал Дэвид Ричардсон, однокашник Сазерленда, охарактеризовал его как весьма напористого и волевого человека, а также квалифицированного офицера.
Сабуро Сакаи встретился в небе с пилотом, обладавшим великолепной реакцией, выносливостью, чувством дистанции, впечатляющим налётом на истребителях и… нулевым боевым опытом.

«Вам придётся совершить самый длинный в истории перелёт на истребителях…»
Американцы свалились на Гуадалканал как снег на голову, и пилотов базы Рабаул они застали врасплох. Но другой авиации у японцев поблизости не было. Впрочем, «поблизости» – не самое подходящее слово: от Гуадалканала лётчиков отделяли 560 морских миль по прямой – почти 1100 км! На задание спешно отрядили 27 бомбардировщиков G4M «Бетти» и 18 истребителей А6М2 «Зеро».

Руководил сводной группой из состава авиагруппы «Тайнань» капитан-лейтенант Тадаси Накадзима. Истребителям предстоял сложный перелёт, и командир говорил с личным составом без обиняков: “Вам придётся совершить самый длинный в истории перелёт на истребителях. Не пытайтесь сегодня ловить случайные шансы. Строго придерживайтесь приказа, не виляйте в стороны и не тратьте топливо попусту. Все пилоты, у которых кончится топливо на обратном пути от Гуадалканала, должны совершить вынужденную посадку на острове Бука. Я совершенно уверен, что вы можете пролететь это расстояние без проблем. Возвращение – это уже совершенно иной вопрос. Вы сумеете вернуться, но могут возникнуть сложности. Поэтому я повторю своё предупреждение: не тратьте топливо попусту”.

В 08:30 самолёты поднялись в воздух и взяли курс на Гуадалканал. Не обошлось без курьёзов: опытнейший Сабуро Сакаи догадался на высоте 6000 метров открыть бутыль газировки. Низкое давление превратило её в «сахарную бомбу», которая в один миг залила липкой жидкостью всё вокруг: приборную панель, остекление кабины и очки лётного шлема.

Часть пути от атолла Грин-Айленд до Велла-Лавелья Сакаи потратил на косметические процедуры, или, попросту говоря, оттирал стёкла. Наконец, дистанция была пройдена, и перед глазами японцев раскинулась колоссальная панорама десантной операции. Сакаи насчитал около 70 крупных кораблей и с десяток эсминцев, которые вели огонь и перебрасывали на Гуадалканал подкрепление и технику.


Новые самолёты и тактика

Бомбардировщики легли на боевой курс, когда в небе показался неприятель – истребители с борта авианосца «Саратога». Это были машины фирмы «Грумман» F4F «Уайлдкэт» – первые истребители этого типа в карьере Сабуро Сакаи. Лейтенант Сазерленд командовал группой, которая атаковала строй бомбардировщиков. «Бетти» принялись спешно избавляться от бомбовой нагрузки, выбрав в качестве цели крупный конвой у острова Саво.

Однако высота в 6500 метров и общая спешка стали причиной нулевого результата бомбометания. Ударные самолёты повернули домой под прикрытием «Зеро». Проводив «Бетти» до острова Рассел, 18 японских истребителей вернулись на Гуадалканал, где в 13:30 их встретили истребители противника, атаковавшие с выгодного ракурса со стороны солнца. Началась классическая «собачья свалка». Сакаи первым заметил неприятеля и, согласно стандартной тактической схеме, поставил самолёт «свечой», набирая высоту.

Американцы не приняли бой на вертикали, где начисто уступали «Зеро». Вместо этого они совершили манёвр, удививший японцев – разошлись в стороны. Попытка японцев обрушиться на противника сверху успехом не увенчалась. Где проигрывала техника, побеждала тактика. Новая схема боя, так называемый «Узор Тэча» (Thach Weave), предполагала бой на виражах, где ведомый должен был атаковать сбоку вражескую машину, занятую атакой на самолёт ведущего.

Тактика, отработанная американцами в сражении при атолле Мидуэй, оказалась неприятным сюрпризом для истребителей группы «Тайнань». Несколько «Зеро» не могли справиться с единственным «Уайлдкэтом», который, казалось, был обречён. Впрочем, к удачной тактике здесь подключился фактор отличного пилотажа – управлял машиной Джеймс «Паг» Сазерленд.

Встреча двух асов
Сакаи, видя превосходство противника, немедленно атаковал. Японский ас сразу понял, что имеет дело с блестящим лётчиком. От первого наскока тот легко уклонился на вираже с набором высоты.
Как писал Сакаи: “«Уайлдкэт» немедленно лёг на правое крыло, сделал вираж и с набором высоты пошёл прямо на меня. Я никогда не видел, чтобы вражеский самолёт двигался так стремительно и изящно. Каждую секунду его пулемёты подбирались всё ближе к брюху моего истребителя. Я развернулся, пытаясь стряхнуть его, однако он не дрогнул. Американец использовал мою любимую тактику, подбираясь снизу”.

Пять кругов описали «Зеро» и «Уайлдкэт», выдавливая из пилотов силы и сознание, и тут Сазерленд совершил ошибку: его машина клюнула носом. Он смог восстановить управление, но вместо следующего виража форсировал двигатель и попытался сделать мёртвую петлю. Сакаи свой шанс не упустил – «Зеро» оказался на хвосте у «Уайлдкэта».

«Я повернул прямо за ним, вписался внутрь поворота «Груммана» и оказался у него на хвосте. Но каждый раз, когда он шёл вверх и переворачивался, я вписывался в его дугу и приближался ещё немного. В этом манёвре «Зеро» мог превзойти любой истребитель в мире», – писал японец много лет спустя.

Читайте также:
Фотографии Кургана славы

Подобравшись на дистанцию 50 метров, Сакаи дал длинную очередь из обоих фюзеляжных синхронных пулемётов. Шквал из 200 пуль обрушился на американский истребитель практически в упор. Во все стороны полетели куски остеклениия кабины и обшивки. Но изделие фирмы «Грумман» продолжало невозмутимо лететь вперёд.
Сакаи был поражён – любой «Зеро» под таким ударом разлетелся бы на части. Он не знал, что винтовочные пули калибра 7,7 мм ничего не могли сделать полудюймовой бронеспинке, которая прикрывала Сазерленда.

Американец проявил завидное мужество и выдержку. Что он чувствовал, когда по его самолёту сзади барабанили 200 вражеских пуль, трудно даже вообразить. Однако Сазерленд идеально выбрал момент и сбросил скорость, оказавшись на хвосте у «Зеро». Сакаи признавался, что ожидал неминуемого конца, вжав голову в плечи.

Но… ничего не происходило! Текли мучительные секунды, а «Уайлдкэт», при идеальной позиции для стрельбы, оставался нем. Тогда японец, в свою очередь, сбросил скорость и поравнялся с самолётом врага. Тот был страшно изуродован, а пилот в комбинезоне цвета хаки оказался ранен в плечо – одна из лёгких пуль всё-таки достала Сазерленда.
Сакаи писал впоследствии, что не смог убить этого мужественного человека, хоть тот и был смертельным врагом. «Мне нужен самолёт, а не человек», – решил японец и, зайдя с хвоста, расстрелял «Уайлдкэт» из 20-мм пушек. Американский истребитель рухнул в джунгли, а над деревьями появился парашют – Сазерленд спасся. В этот момент завершилась удивительная дуэль и началась не менее удивительная одиссея двух пилотов.

Подвиг самурая
Сакаи намеревался сбивать американские самолёты, пока не закончатся горючее и боеприпасы. Увидев группу бомбардировщиков, он зашёл с тыла и атаковал. Но он ошибся – это были торпедоносцы «Эвенджер». При фирменном заходе с нижней полусферы японец попал под очередь хвостовой пулемётной точки. Неожиданно пули хлестнули по колпаку, и Сакаи потерял сознание. Одна пуля угодила прямо в лоб пилота над правым глазом, выйдя через затылок.

Сакаи чудом выжил, хотя вся левая половина тела оказалась парализована, а глаз ничего не видел. В таком состоянии он некоторое время кружил в поисках вражеского корабля, чтобы таранить его и погибнуть в соответствии с кодексом чести самурая. Однако судьба не предоставила ему такого шанса. «Зеро» не был оборудован серьёзными навигационными приборами, а дальность полёта превышала радиус действия радиопередатчика – раненый Сакаи оказался один на один с тысячекилометровым пространством синего неба и голубой воды, рассчитывая только на своё лётное мастерство, силу воли и удачу.

“Головная боль усилилась и помогла мне бодрствовать. А затем я внезапно испытал жуткое потрясение. Совершенно внезапно мотор встал. Инстинктивно я толкнул ручку вперёд, чтобы набрать высоту. Таким путём я помешал самолёту свалиться в штопор и заставил пропеллер вертеться хотя бы под напором воздуха. Даже не успев подумать о причинах, я понял, что главный топливный бак пуст. У меня оставался ещё один бак, но я должен был практически немедленно восстановить подачу бензина. Обычно я не задумываясь переключал клапан бензопровода левой рукой, но теперь она была парализована. Я попробовал дотянуться ею до ручки переключателя. Не получилось. Я напрягся. И всё равно моя рука не доставала до противоположного борта кабины”.

На остатках топлива в баках повреждённого истребителя, поминутно теряя сознание, Сакаи, наполовину ослепший и парализованный, залитый кровью, всё-таки сумел дотянуть до аэродрома, преодолев 1100 километров. Рабаула японец достиг с запасом бензина на 20 минут самого экономичного полёта.

Всё обошлось. Сабуро Сакаи не только смог посадить машину без эксцессов, но, судя по архивным фото, даже держался на ногах, когда покинул кабину, хотя сам он этого не помнил. Сабуро Сакаи смог полностью восстановиться, хотя от боевых вылетов его отстранили.

До 1944 года он тренировал лётное пополнение, а потом снова вернулся в строй. Бытует мнение, что японского аса поразила пуля, выпущенная из 12,7-мм пулемёта, однако это явное заблуждение. Следы на дужке очков лётного шлема Сакаи говорят о том, что это была пуля нижней точки «Эвенджера» калибром 7,62 мм. Это вполне соответствует фирменной тактике Сакаи с заходом с нижней полусферы.

Путешествие в джунглях
Иначе сложилась судьба Сазерленда. Победоносный «Зеро» пронёсся над местом боя и скрылся, а американцу пришлось вновь бороться за жизнь. Парашют раскрылся всего в 120 метрах над верхушками деревьев, при этом из бедренной кобуры выпал «Кольт», оставив Сазерленда совершенно безоружным. Дела его складывались неважно – он был ранен в плечо и стопу навылет. Сами по себе неопасные раны во влажных и жарких тропических джунглях превращались в смертельную угрозу. Кроме того, простреленная нога не позволяла свободно перемещаться, так что пилота ждали неминуемая смерть от заражения крови или японский плен, и трудно сказать, какая судьбы была более завидной.

Раненый пилот долго блуждал по джунглям, прячась от патрулей японцев. У Сазерленда начиналась лихорадка, он страдал от жажды, но принял единственно верное решение – выбираться к морю, где его могли подобрать свои. В конце концов он вышел на побережье, там его нашли местные мальчишки, оказавшие лётчику первую помощь и переправившие к своим. Один из них, Бруно Нана, живёт на Гуадалканале по сей день. Именно он поведал о заключительной части путешествия Джеймса Сазерленда.

Что же произошло в небе над Гуадалканалом? Отчего лейтенант Джеймс Сазерленд не стал стрелять в «Зеро» своего именитого японского визави, когда к тому имелись все возможности? Сакаи списал этот необъяснимый факт на ранение, однако через много лет после войны появились сведения, что поисковая экспедиция обнаружила на Гуадалканале останки истребителя Сазерленда и докопалась до истины.

Согласно новой версии, одна из пуль перебила ленту питания пулемёта, начисто заклинив механизм подачи. Трудно сказать, была ли эта пуля выпущена Сакаи или стрелками бомбардировщиков, с которыми Сазерленд схлестнулся в начале боя, но ситуация выглядит куда драматичнее, чем она представлялась японцу: лейтенант пытался стрелять в него, но не смог – бортовое оружие вышло из строя. Между тем, пулемётов на «Уайлдкэтах» было 4 или 6, в зависимости от модификации, и вывести из строя их все одной пулей было затруднительно, поэтому наиболее вероятно, что к моменту схватки с Сакаи американский лётчик попросту расстрелял боезапас.

Сабуро Сакаи прожил долгую жизнь. После окончания войны он поклялся никогда не убивать живых существ, даже комаров. Умер он в 2000 году в возрасте 84 лет.

В настоящее время это популярнейший герой Японии, которому посвящены многие книги и фильмы.

Джеймс Сазерленд продолжил войну и стал успешным асом Тихоокеанского фронта. В 1949 году он погиб в ходе тренировочного полёта у берегов Флориды.

Фотографии острова Гуадалканал

Тихоокеанский остров Гуадалканал стал символом одного из самых ожесточённых морских сражений в истории. Протяжённый пролив, отделяющий Гуадалканал от Флоридских островов, до Второй мировой войны назывался Силарк, но в настоящее время он носит мрачное имя «Железное Дно»: так много там погибло кораблей и судов с обеих сторон. На карте пролива есть и отметка места гибели американского войскового транспорта «Серпенс» — казалось бы, рядовой жертвы, не замеченной ни в одном из известных боестолкновений. Может вызвать некоторое недоумение только дата его гибели — 29 января 1945 года, однако никакой ошибки здесь нет. Дата эта считается самой скорбной в истории Береговой охраны США, а загадочные обстоятельства трагедии до сих пор не дают покоя исследователям и родственникам погибших.

Читайте также:
Визовый центр Болгарии в Перми время работы, адреса и телефоны

«Серпенс» (USS Serpens) принадлежал к серии из 63 военных транспортов, которая по названию головного корабля получила в американском флоте название «Кратер-класс» (Crater-class). При закладке это были обычные торговые суда типа «Либерти», но после спуска на воду их покупал флот и достраивал уже в качестве вооружённых судов снабжения — такие корабли срочно понадобились ВМС США для обеспечения операций на океанских театрах военных действий.

Корпус судна был заложен в Лос-Анжелесе 10 марта 1943 года под строительным номером 739, а уже 5 апреля его спустили на воду под именем «Бенджамин Н. Кардозо» (Benjamin N. Cardozo). 19 апреля судно передали флоту уже как «Серпенс» с присвоением идентификационного кода AK-97. Все корабли «Кратер-класса» имели названия астрономической тематики, и «Серпенс» не стал исключением, получив имя в честь созвездия Змея. После достройки и переоборудования в Сан-Диего 28 мая 1943 года корабль официально приняли в состав флота, а его первым командиром стал лейтенант-коммандер Береговой охраны Магнус Джонсон (Magnus J. Johnson).

Внешне «Серпенс» представлял собой обычный одновинтовой «Либерти» водоизмещением 14 250 тонн и вместимостью 7800 брт, с паровой машиной, которая позволяла развивать скорость 11 узлов. Корабль получил внушительное вооружение: одно 127-мм и одно 76-мм универсальные орудия, два 40-мм «бофорса» и шесть 20-мм «эрликонов». Экипаж «Серпенса» был полностью укомплектован личным составом Береговой охраны США и включал в себя 19 офицеров и 188 нижних чинов.

Военный «Змей»

После испытаний и переоборудования внутренних помещений «Серпенс» загрузил в Аламеде железнодорожные рельсы и различный сборный груз, после чего 24 июня 1943 года вышел в свой первый рейс для поддержки операций на Соломоновых островах и Новой Гвинее. С середины июля и до самого конца 1943 года корабль выполнил десятки рейсов в южной части Тихого океана, перевозя грузы для нужд войск, наступавших на японский оборонительный периметр. География его маршрутов была весьма обширна: острова Тонга, Новая Каледония, Новая Зеландия, Бора-Бора, Гуадалканал, Бугенвиль.

1944 год выдался не менее напряжённым: лишь периодически проходя ремонт и обслуживание в Веллингтоне, «Серпенс» продолжал неутомимо курсировать между Новой Зеландией, Новыми Гебридами и Соломонами, и только в июле ему дали отдых на период установки радара SF-1. Тогда же на корабле сменился командир — 22 июля на эту должность назначили лейтенант-коммандера Перри Стинсона (Perry L. Stinson). Судьба пока хранила «Серпенс» от входа в зону ожесточённых боевых действий и участи своих «систершипов» «Алудры» (USS Aludra) и «Деймоса» (USS Deimos), погибших 23 июня 1943 года после торпедирования японской подводной лодкой. Вполне безопасными были и его грузы: различный подвижной состав, требующий ремонта автотранспорт, продовольствие и предметы снабжения.

Но фронт неумолимо приближался к берегам японской метрополии, транспортов на передовой линии требовалось всё больше, и в ноябре 1944 года «Серпенс» поставили на переоборудование — три его трюма теперь должны были использоваться для перевозки боеприпасов. В конце декабря, загрузившись в Веллингтоне и Окленде, «Серпенс» вышел в свой последний рейс к Гуадалканалу, куда прибыл в середине января уже нового 1945 года.

Вечер 29 января 1945 года «Серпенс» встретил на якоре у мыса Лунга — в том районе, где когда-то высаживались морпехи генерала Александера Вандергрифта (Alexander Archer Vandegrift) и шли ожесточённые бои с японцами за аэродром Хендерсон-Филд. Продолжалась тяжелейшая погрузка под изнуряющей жарой, которая царит в это время года в южном полушарии. Матросы «Серпенса» и грузчики из 231-й роты 492-го портового батальона армии США успели погрузить в трюмы «Серпенса» 3399 350-фунтовых глубинных бомб Mk.54 — в пересчёте на массу взрывчатого вещества это составляло около 594 тонн торпекса, очень мощной взрывчатки.

Лейтенант-коммандер Перри Стинсон, офицер по снабжению лейтенант-инженер Уильям Карбер (William C. Carber) и ещё шесть членов экипажа находились на берегу приблизительно в миле от места стоянки корабля, когда в 23:17 разразилась катастрофа. Перри Стинсон собственными глазами видел, что произошло с его кораблём: «Я увидел две вспышки, после которых раздались чудовищные взрывы. Корабль исчез, на воде был виден только его нос, который тоже вскоре затонул».

Взрыв был слышен в радиусе 65 миль, на берег острова хлынула приливная волна высотой более двух метров, 100-тонная грузовая баржа, стоявшая рядом с «Серпенсом», попросту испарилась. Сторожевой катер YP-514 получил 14 пробоин от разлетающихся боеприпасов и осколков, ударной волной ему смяло нос и снесло мачту, одного матроса выкинуло в море. Поблизости находилось много катеров и плавучих средств, которые немедленно направились к месту катастрофы. Член экипажа одного из катеров впоследствии вспоминал:

«Когда катер уже направлялся к берегу, нас внезапно настигли грохот и ударная волна взрыва. Мы развернулись, и нашим глазам открылась ужасная, смертельная драма. В воздухе разлетались трассирующие снаряды и осколки, вода в гавани буквально кипела от них. Мы пошли прямо в это огромное облако дыма, но когда приблизились к месту, где стоял корабль, то не увидели ничего кроме плавающих кусков древесины, разорванных спасательных жилетов, мёртвой рыбы и других обломков. Вокруг стоял тошнотворный запах огня, смерти и разлившегося топлива».

В момент взрыва на борту находилось 198 членов экипажа, 56 солдат-грузчиков и гражданский врач Гарри Левин (Harry M. Levin). Все они, за исключением матросов 1-го класса Келси Кемпа (Kelsie K. Kemp) и Джорджа Кеннеди (George S. Kennedy), мгновенно погибли. Ещё один солдат-грузчик был убит осколком, находясь на берегу, и общее число погибших в результате катастрофы составило 254 человека.

Кемп и Кеннеди были приятелями. Будучи свободными от вахты, из-за жары они решили спать на палубе, а не в кубрике. Друзья разместились в самом носу корабля, у боцманского ящика с инструментами. Момент взрыва они не помнили, очнувшись уже с многочисленными переломами и травмами на обломках носовой части «Серпенса». Используя сигнальные огни из боцманского ящика, матросам удалось привлечь внимание спасателей, которые доставили их на берег. По словам Кемпа, он настолько пропитался разлитым в воде топливом, что даже после возвращения домой в США был вынужден ещё долго принимать очищающие ванны, а мать оттирала его кожу губкой.

Все найденные человеческие останки были захоронены в 16 могилах на берегу острова, идентификационные жетоны были обнаружены только на трёх телах. В отчёте о гибели корабля, который спустя двое суток был представлен командованию Перри Стинсоном, командир «Серпенса», касаясь непосредственно причин взрыва, был краток: «Я не могу сказать, был ли взрыв, который уничтожил корабль, вызван действиями противника и взрывом глубинных бомб, составляющих его груз, или взрывом только груза».

Боевая потеря или несчастный случай?

Официально о гибели «Серпенса», получившего за свою службу на Тихом океане одну «Боевую звезду» ВМС США, объявили только 1 марта 1945 года. Расследование инцидента началось немедленно, но было долгим и противоречивым. Сначала гибель корабля отнесли на счёт противника, так как в день взрыва в районе был зафиксирован предположительный контакт с подводной лодкой. Эта версия была официальной в Береговой охране США до июля 1947 года. Но затем Военно-морской суд, изучив обстоятельства и свидетельства, отказался считать «Серпенс» погибшим в результате действий противника, и после дополнительного расследования 10 июня 1949 года был вынесен новый окончательный вердикт — взрыв произошёл в результате детонации боеприпасов, вызванной каким-то инцидентом или несчастным случаем в процессе погрузки.

Читайте также:
Электронная виза в Россию для иностранцев - RuVisa Online

По совпадению или нет, но именно к этому времени все останки погибших были эксгумированы на Гуадалканале и перевезены в США для перезахоронения на Арлингтонском национальном кладбище. Торжественная церемония состоялась 15 июня 1949 года. Останки захоронили в 52 гробах, и этот случай одновременного погребения 250 человек стал крупнейшим групповым захоронением в истории Арлингтонского кладбища. 16 ноября 1950 года над местом захоронения установили восьмигранный мемориальный камень, на котором были высечены имена всех погибших.

На этом историю «Серпенса» можно было бы считать законченной, но он не избежал участи практически всех кораблей, погибших в результате загадочных взрывов — его судьба также породила конспирологическую теорию.

В 2019 году в средствах массовой информации США появилась новость: отставной сотрудник ЦРУ 76-летний Роберт Брин (Robert Breen) из Флориды подал в Пентагон запрос с требованием пересмотра выводов официального расследования ВМС США о гибели корабля «Серпенс», на котором погиб его отец, артиллерист Джеральд Брин (Gerald C. Breen). В семье Роберта, которому на момент гибели отца было всего два года, сохранилось уведомление Береговой охраны от 9 апреля 1945 года о смерти Джеральда Брина, в котором сообщалось о гибели корабля в результате торпедирования. В этом случае погибшему было положено «Пурпурное сердце», но после оглашения в 1949 году вердикта о самопроизвольном взрыве членам семьи стало ясно, что Джеральд Брин его не получит.

В 1995 году на траурной церемонии, посвящённой 50-летию катастрофы, Роберт Брин с изумлением узнал, что семеро членов экипажа, включая двух выживших, были награждены «Пурпурным сердцем», а ещё живой тогда Келси Кемп сообщил ему, что их корабль потопила подводная лодка. После этого Брин, пользуясь содействием сенатора от Флориды Билла Нельсона (Bill Nelson), начал собирать все данные о гибели «Серпенса». Брин изложил прессе доводы своей теории, главная идея которой заключалась в том, что корабль был потоплен японской подводной лодкой, однако флот решил скрыть этот факт, чтобы избежать ответственности за проявленную беспечность при охранении корабля. Основные тезисы версии Брина выглядели следующим образом:

  • Один из выживших, матрос Келси Кемп, утверждал, что в день взрыва в этом районе были замечены японская подводная лодка и разведывательный самолёт.
  • Все показания очевидцев сходятся в том, что взрывов было два — таким образом, первый взрыв был торпедным, и только второй — детонацией груза «Серпенса».
  • Первоначально органы следствия были уверены во вражеской атаке, но под давлением командования флота, настаивавшего на несчастном случае, изменили свою точку зрения.
  • Японская радиопропаганда объявила о взрыве корабля на Гуадалканале, хотя не могла об этом знать иначе как из донесения подводной лодки.
  • Запросы Брина о названии корабля, зафиксировавшего контакт с подводной лодкой, и копиях его бортового журнала были безуспешными.
  • Самое главное: в 2003 году судебный департамент ВМС США затребовал из Национального архива финальное заключение Генерального прокурора флота по гибели «Серпенса» 1949 , и эти документы в архив не вернулись.

Официальные лица ВМС США и Береговой охраны отказались комментировать расследование Роберта Брина, но в Ассоциации ветеранов Береговой охраны и среди историков флота его теория вызвала бурную дискуссию. Известный автор и исследователь, отставной офицер военно-морской разведки Дуглас Кэмпбелл (Douglas Campbell) признаёт, что после изучения обстоятельств гибели «Серпенса» некоторые факты, действительно, вызывают у него вопросы — в первую очередь, почему награды получили только пятеро погибших и двое выживших, если в марте 1945 года всё было абсолютно ясно:

«В коммюнике Военно-морского ведомства №583 от 1 марта 1945 года действительно сообщалось, что «Серпенс» был потерян в южной части Тихого океана в результате действий противника… 21 марта 1945 года неуверенность командира Стинсона была опровергнута отчётом флота, в котором говорилось: «Считается, что первоначальный взрыв был вызван действиями противника — вероятно, вражеской подводной лодкой, поскольку токийское радио хвасталось взрывом, прежде, чем они, возможно, узнали о нём от нас»».

Кэмпбелл подтверждает, что, согласно одному документу от 1945 года, мнения членов военно-морского суда о причине взрыва «Серпенса» разделились, и большинство высказались за гибель от воздействия противника, а меньшинство — за взрыв боеприпасов в результате нарушений при погрузке. Решение большинства было утверждено, но в 1949 году неожиданно официальным вердиктом стала именно позиция меньшинства.

В тоже время, Дуглас Кэмпбелл не особо верит в то, что флот намеренно скрывает от Брина документы, прозрачно намекнув, что в архивах ВМС США существует определённая некомпетентность в этом вопросе. По словам Кэмпбелла, однажды он запросил копии документов о потоплении американской подводной лодки в Карибском море в результате «дружественного огня» и получил их, однако когда год спустя другой исследователь запросил аналогичные копии, выяснилось, что оригиналы просто потерялись.

Прецедент «Игла-56»

Энтузиазм, охвативший американских любителей истории по поводу расследования Брина, легко понять, так как есть совсем свежие прецеденты, когда справедливость восторжествовала, и ВМС США были вынуждены признать свои ошибки после подобного рода расследований. Наиболее нашумевшим стало подтверждение гибели 23 апреля 1945 года патрульного корабля «Игл-56» (USS Eagle 56) от торпеды немецкой подводной лодки U 853.

Несмотря на то, что пятеро из 13 выживших моряков свидетельствовали, что их атаковала лодка, на которой они даже рассмотрели эмблему, а спасавший их эсминец «Селфридж» (USS Selfridge) зафиксировал чёткий подводный контакт, официальное расследование заключило, что корабль погиб в результате взрыва котла. Только в 2001 году ВМС США впервые отменили результаты собственного расследования и признали гибель «Игла-56» боевой потерей, а оставшиеся в живых моряки и родственники уже умерших получили законные «Пурпурные сердца».

В 2012 году историк Береговой охраны США Роберт Пендлтон (Robert Pendlton) обнаружил, что 9 сентября 1942 немецкая субмарина U 755 потопила корабль метеорологической разведки «Маскегет» (USCGC Muskeget) вместе со всем экипажем, но четыре погибших гражданских метеоролога так и не получили заслуженной награды, хотя и имели на неё полное право, так как погибли в бою под военным командованием. В ноябре 2015 года родственники погибших получили по праву принадлежащие им «Пурпурные сердца».

Самый авторитетный мемориальный ресурс в память «Серпенса» пока хранит полное молчание по поводу расследования Брина. Этот сайт был создан в основном благодаря неустанной послевоенной заботе второго выжившего офицера корабля, лейтенанта-инженера Уильяма Карбера, для которого трагедия «Серпенса» стала очень личной, и он посвятил всю жизнь сбору и обобщению всего, что касалось корабля и его экипажа.

Читайте также:
Межправительственные соглашения России с Украиной

Остаётся только пожелать удачи как хранителям памяти о погибших, так и добросовестным искателям истины, требующим справедливости, и, возможно, в истории «Серпенса» когда-нибудь будет окончательно поставлена точка. Желающие самостоятельно ознакомиться с историей «Серпенса» и составить собственное мнение о причинах катастрофы могут посетить указанный выше сайт, где в свободном доступе выложено большое количество материалов о службе корабля и его экипажа, а также собран большой массив рассекреченных документов флота, включая материалы предварительного расследования и показания свидетелей катастрофы.

Хониара, о.Гуадалканал

Honiara, Guadalcanal

Соломоновы о-ва

Solomon Islands

Расположение порта 5
Экскурсии / отдых 2.5
Отношение жителей 3.5

Показано наиболее вероятное место стоянки. Возможно другое размещение.

  • Информация
  • Отзывы (2)
  • Рассказы (0)
  • Расписание круизов

У острова Гуадалканал только тендерная стоянка круизных судов. Пассажиров на берег доставляют на катерах.

Расположение 5
Экскурсии / отдых 2
Отношение жителей 4
Нечасто сюда заходят круизные суда

В Хониаре экскурсий не предлагали, хотя, на пирсе можно было договориться с местными о поездке вокруг острова. Мы не стали рисковать, просто прогулялись пару часов по улице, зашли на рынок.

Местные власти позаботились о пассажирах – прямо около трапа организовали изолированную площадку, где можно было купить сувениры. Видимо, нечасто сюда заходят круизные суда, так как интерес у местного населения мы вызвали ажиотажный.

Расположение 5
Экскурсии / отдых 3
Отношение жителей 3
Порт не впечатлил, больше для галочки

Город-порт Хониара на острове Гуадалканал – самый большой на Соломоновых островах. Сразу на пирсе есть стойка с предложением шаттла за 10 AUD с человека до центра народного промысла, там же можно увидеть и танцы аборигенов. На борту предлагалась обзорная экскурсия по городу за 80 AUD на человека. Дороговато. Мы решили ехать на природу, к водопаду Tenaru.

Вышли за ворота порта, дошли до центральной улицы, остановили первого таксиста и сторговались с ним за 100 AUD на 6 часов.
Водопад находится в 25 км от города, но есть участок бездорожья около 15 км. Там можно проехать только на джипе. После 5 км таксист стал плакаться, что дорога ужасная, и надо бы ему доплатить. Но мы и сами уже поняли, что на его тарантасе или скоро застрянем, или его колымага развалится от напряженной езды по ухабам. Поэтому мы приняли решение не ехать до водопада. Остановились в одной деревне по дороге, и погуляли вокруг.

Если бы я знала, что дорога к водопаду будет ухабистая, и по ней может проехать только что-то типа джипа, то возможно я бы отказалась от затеи с водопадом. Лучше бы выбрала пляж.

Хоть поездка была и неудачной в том плане, что до водопада мы не доехали. Но зато увидели местную природу (флору и фауну).

Погуляли примерно 2 часа на природе, и поехали обратно в Хониару. Вернулись в город, и прошлись по главной улице города. Люди здесь сильно отличаются от жителей ПНГ, и внешностью, и дружелюбностью. Здесь уже присутствует негроидная раса. А они всегда более враждебно настроены к бледнолицым.

В городе, конечно, есть свои достопримечательности: президентский дворец, исторический музей, мемориал в память о войне с японцами и другие памятники, связанные с битвой за Гуадалканал. В общем, это всё на любителя, как и в Рабауле.

На причале у стойки я захватила на всякий случай карту города с достопримечательностями. И вот оттуда узнали, что есть в городе Ботанический сад. Решили сходить туда – кусочек джунглей около небольшой речушки. Всё заброшено, никакой красоты. Всего лишь у некоторых деревьев были установлены таблички.

На карте у информационной будки увидели, что есть тропа, которая ведет к какой-то этнической деревне. Пошли по тропе гулять. Видов никаких не было, поэтому фото не сделала.

Через 20 минут пришли в деревню. Возможно, так и выглядит настоящая этническая деревня. Но такое ощущение, что там живет табор цыган.

Вообщем, порт не впечатлил, больше для галочки.

Хониара, остров Гуадалканал

10° 34.1770 ′S , 159° 56.8994 ′E
9.43038S, 159.94832E
10°34′10.62″S, 159°56′53.96″E

1 материал, 47 фотографий

  • Карта
  • Заметки 1
  • Фотографии 47

Ссылки от бывалых

Вы можете следить за всеми новыми публикациями по любой стране или городу с помощью лент материалов в своей личной странице, а также с помощью RSS-подписки.
Подробнее

  • в Моих лентах

Воспользуйтесь этим кодом, чтобы вставить ссылку на это направление в текст путевой заметки, совета, записи блога или сообщения форума на Турбине.
Подробнее

В этот список попадают авторы, набравшие наибольший рейтинг за материалы о Хониаре, остров Гуадалканал.

Добавьте пользователя в друзья, если вы хотите следить за его новыми материалами, статусами и сообщениями на форумах. Если же вы просто хотите сохранить данные пользователя, чтобы не искать его заново в будущем — добавьте его в свои контакты.

Мемуары Хониары

Материал понравился:

Эта заметка является частью дневника «Океания-2»

Если я скажу «одинокие, затерянные в океане острова», вам что придет на ум?
Постные Мальдивы , занудный Маврикий , банальные Сейшелы или пошлые Карибы ? Но это же все жуткая попсня.

А что если разок рвануть по-настоящему, не на поводке у гида с экскурсией через стекло туристического автобуса, а самостоятельно, проверенной командой! И может быть увидеть что-то чуть-чуть более красивое, чуть-чуть более захватывающее, чуть-чуть более неожиданное и, соглашусь, чуть-чуть более опасное.)) Сегодня гуляем по Хониаре — столице Соломоновых островов.

Озорные лучики утреннего солнца проникают сквозь щель балконной двери и настойчиво будят. Солнышко здесь ранее, поваляться в постели долго не даст. Открываешь глаза, а сверху прямо на лбу у тебя капля утренней росы с кондиционера. Начинается новый день – и всё ещё впереди. Жизнь дарит новое утро, а значит впереди новый день и новый вечер и столько всего интересного.

На старом квадратном зомбоящике не нашлось даже музыкальных каналов.

Позавтракали – и на прогулку по столице Соломоновых островов. Город стоит на холмах. Заплутаться в них проще простого, сеть дорог хаотична и похожа на беспорядочную паутину. Недостроенный домик – это придорожный магазин. Хозяин назвал его круглосуточным минимаркетом. Малый бизнес по-соломонски.

Че Гевару чтят везде.

Ранним утром выйдешь из дома на торговую точку возле дороги и чутка вздремнешь, все равно покупателей мало.

А где оставить старую машину, которую уже никак не завести? Как где? Да прямо на дороге. Кому надо объедут. Чай, не трамваи.

Кладбища в Океании относительно ухоженные и аккуратненькие без убогих оградок и остаканенных столиков.

Воскресная месса в англиканской церкви. Белые англоговорящие люди летают на затерянные острова и обращают полинезов в свою веру. Религиозные течения представлены разные, а смысл чем-то напоминает древнюю китайскую игру го. Выиграл тот, у кого больше камней своего цвета кто обратил в свою секту веру большее количество местных жителей.)

Если интересно, ищите в толпе “белого брата”, и он вам обязательно расскажет “о чём поют”.)

Эта статуя называется “брат-меланизиец”.

Кудряшка-мама привела кудряшку-дочку в церковь. Промываем мозги детям с малых лет. )

Парламент. Древние соломоновские вожди собирались вокруг костра, курили трубку мира и решали, как быть и как жить дальше. Современные соломоновские депутаты встречаются в Парламенте, и под тихое треньканье цикад осваивают и пилят местный бюджет.)

Предложите своей девушке после еды пожевать не «Орбит без сахара», а бетель. Плоды бетельного перца смешивают с толченным известняком. Табак по вкусу.

Слюна запускает химическую реакцию, и возникает эффект лёгкого наркотического опьянения. Поднимается температура тела, и двигает по шарам. Вследствие длительного употребления цвет зубов меняется на ослепительно чёрный. Детство человек проводит с белоснежной улыбкой, а старость с черно-угольной.

Она жуёт свой бетель без сахара и вспоминает тех, о ком плакала.

В Хониаре, как и полагается почти каждому столичному городу, построили пешеходные переходы. Много зебр, два подземных и один наземный. Их построили для безопасности людей, но жители использовали переходы не совсем по назначению, и вскоре все подземные закрыли.

При виде переходов на меня нахлынули воспоминания. И очутился я в советском детстве. Каждый школьник в те времена должен был пройти «трудовую практику». По-другому называлось «отработка». Замысел заключался в воспитании любви к труду, а на деле учителя не знали, чем нас занять. И потому отдавали на откуп учителям технического труда. Наш трудовик был смекалистым мужчиной. И с жуткого похмелья решил вдруг построить аэроплан. Этой идеей заразил и нас. Мы, двенадцатилетние пацаны, грезили о полетах, а в голове трудовика созрел хитроумный план по перетаскиванию на территорию школы из соседнего двора старенького ржавого рафика. (Рафик — это старый советский микроавтобус — прим. автора) А точнее, каркаса от него. Чем мы и занялись.

А после была дача, дача и дача. Вернувшись в сентябре в школу, я с интересом обнаружил, что аэроплан Александру Григорьевичу построить не удалось, а вот общественный сортир из рафика получился знатный. Приветственный запах так и не взлетевший «аэроплан» источал на десятки метров вокруг.)))

Уверен, подземные пешеходные переходы в Хониаре постигла та же участь.

Национальный музей Хониары. Не галочники, а «настоящие путешественники» могут прилететь сюда на полгода и заняться пристальным изучением страны, занимающей не самую маленькую территорию.

А вообще сюда едут за дайвингом. Здесь множество дайв-спотов с затонувшей военной техникой Второй мировой войны.

Вот так, бывает, жил себе человек и не слышал ничего о мега-интересном проекте Турбина. А тут раз – и вся жизнь перевернулась с ног на голову.

Этот мальчик очень неплохо настукивал «мурку» на пивной банке и пластиковой бутылке с водой.

В туристическом центре острова – карта исторических сражений между японцами и американцами во время Второй мировой Войны.

Перемещаясь на автомобиле за границей, для навигации я всегда использую приложение для смартфона «maps.me”, но в Океании оно работает пока ещё очень плохо, а точнее, не работает совсем. Приходится останавливаться и спрашивать проезд у местных.

— Hello bro, где здесь у вас ботанический сад?-
— Да ты уже почти приехал, bro, вот здесь направо и там дальше прямо вдоль тюрьмы-

Сначала мне показалось, что я что-то не понял, а если и понял, то не так. Что за такой ботанический сад для туристов, если он рядом с тюрьмой? Но оказалось так оно и есть.

Детская площадка, а за забором – тюрьма Соломоновых островов.

Вот это настоящий ботанический сад, природный. Не испорченный дорожками из асфальта и указателями, как в Сент-Луисе , а сохранивший свою подлинность. Иными словами, почти что джунгли))

Место интересное, но среди нас ботанов или ботаников не было, а посему двигаемся дальше.

Современная молодёжь любит «клубиться» и «тусить до утра». Что ж, и на Соломонах есть подобные заведения. Знакомьтесь, бар Кингстон. Здесь гудит вся продвинутая молодёжь Хониары.

Выпил пива – положи бутылку на специальное место.

Для банок есть другое специальное место. ВАЖНО быть внимательным и не перепутать.

Хорошо поработал, хорошо отдохни.

Если вы бывали в клубах, то знаете, что хозяева иногда креативят. То самолёт сверху подвесят, то машину в стену замуруют. Но соломоновские парни круче. Ну где ещё вы найдете клуб с автомобилем в океане!)).

Будете на Соломонах, запомните вывеску. Тусить до утра — вам сюда.

Порт в Хониаре, как грузовой, так и пассажирский.

Моя бабушка курит трубку,

А деда водку жрёт ну как из пистолета.)

Соломоновские пляжи и эхо войны.

А знаете какие на соломонах цветы.

Юный Карлос Вальдеррама. Это настоящий соломоновский блондин, европейцы тут не причем.

Настоящий хониарец, если он реально крут и уверен в себе обязательно забросит кроссовки соседа на высоковольтные провода. Это мачизм, девчонки)).

Ну соберетесь арендовать на острове машину, рекомендую следущее. Заказывайте её, конечно же на Турбине. Нелинда – сотрудница компании по аренде машин, обо всем на острове вам расскажет и что надо покажет).

Виза на Соломоновы острова

Соломоновы острова – визовое государство для российских граждан. НО! Визу получить относительно просто. Заходите на сайт правительства Соломоновых островов и находите старшего по визам. Его зовут Оуэн Роу. Заполняете вот такую форму, отправляете ему её по электронной почте вместе с билетами и бронью отеля. И через каких-то 7-10 писем в ответ получаете свою электронную визу,)) которую, как мне показалось, на границе и не проверял никто.

Совет. Эффективно писать Оуэну в 2-3 часа ночи по Москве. На письма, написанные в это время, мне удавалось получить ответы, в остальное время ему не до холдеев))

. to be continued.

P.S. Я не зря упомянул в этом посте элемент из своей школьной жизни. Если вдруг это прочитает кто-то и узнает в нашем трудовике своего знакомого, напишите, пожалуйста, в комментариях, что знаете о нём и о других учителях моей первой школы.)

Другие отчёты из путешествия по Океании

1). Соломоновские блондины
2). Самый большой в мире заповедник коал
3). Науру – мне совсем не по нутру
4). Кирибас, не Барабас

👁 Отель как всегда бронируем на букинге? На свете не только Букинг существует (🙈 за конский процент с отелей – платим мы!) я давно практикую Румгуру, реально выгодней 💰💰 Букинга.

👁 Знаешь Трипстер ? 🐒 это эволюция городских экскурсий. Вип-гид – горожанин, покажет самые необычные места и расскажет городские легенды, пробовал, это огонь 🚀! Цены от 600 р. – точно порадуют 🤑

👁 Луший поисковик Рунета – Яндекс ❤ начал продавать авиа авиа-билеты! 🤷

Нажатием кнопки вы поблагодарите автора и повысите его рейтинг.

Воспользуйтесь этим кодом, чтобы вставить ссылку на этот материал в текст путевой заметки, совета, записи блога или сообщения форума на Турбине.
Подробнее

Драконы Гуадалканала (15 фото)

“…Мы крутили спираль, и огромные перегрузки вжимали нас в сиденья с каждой секундой всё сильнее. Мое сердце бешено колотилось, а голова будто налилась свинцом. Серая пелена постепенно затягивала глаза. Я покрепче стиснул зубы. Если вражеский пилот это выдерживает, то и я выдержу. Лётчик, который первым не выдержит и отвернёт в какую-нибудь сторону, погибнет.
На пятой спирали «Уайлдкэт» слегка сорвался. Сейчас я его достану, подумал я….”
Это впечатляющее описание принадлежит перу Сабуро Сакаи – прославленного японского аса Второй мировой. Так он вспоминал свой поединок с лейтенантом военно-морской авиации США Джеймсом Сазерлендом, который состоялся в 1942 году над джунглями Гуадалканала. Военной фортуне было угодно столкнуть в небе двух великолепных мастеров пилотажа – и оставить их в живых, предоставив обоим путь до дома, едва ли не более опасный, чем сам поединок.

Решающее сражение в войне на Тихом океане
7 августа 1942 года в рамках операции Watchtower силы союзников начали масштабный десант на Британские Соломоновы острова: Гуадалканал, Флорида и Тулаги. Целью наступления был захват японских баз: они позволяли обеспечить стратегические линии сообщения и в то же время изолировать вражеский форпост на острове Рабаул (Новая Британия). Высадка 11 тысяч американских морских пехотинцев на Гуадалканале при поддержке мощной флотилии застала гарнизон врасплох. Откатываясь под ударами превосходящих сил, соединение капитана Канаэ Мондзэна требовало воздушной поддержки, которая должна была затруднить поддержку десанта с моря.

Морпехи США на Гуадалканале, сентябрь 1942
С Рабаула на вылет пошла первая волна бомбардировщиков с истребительным эскортом, они неизбежно должны были столкнуться с американскими силами прикрытия. Именно тогда над Гуадалканалом состоялся впечатляющий поединок двух прекрасно подготовленных пилотов – мичмана Сабуро Сакаи и лейтенанта Джеймса «Пага» Сазерленда.

Колоссальному боевому опыту Сакаи и отличным лётным качества истребителя Mitsubishi А6М Zero противостояла передовая тактика воздушного боя Сазерленда и невероятная живучесть его машины Grumman F4F Wildcat.

Сабуро Сакаи (1916–2000) прошёл жесточайший отбор предвоенного поколения японских морских лётчиков. Цифры говорят сами за себя: в лётную школу ВМФ поступали 1400 претендентов, из которых сдали экзамены и прошли медицинскую комиссию только 70 человек. До выпуска смогли дойти лишь 25 пилотов – настоящая элита не только японской, но и мировой авиации. Сакаи был признан лучшим в классе и при выпуске в 1937 году получил памятные серебряные часы из рук самого императора Хирохито.

Джеймс Джулиан Сазерленд II (1911–1949) – человек иной культуры. Прекрасно образованный джентльмен, в 1936 году он закончил Военно-морскую академию США в Аннаполисе, штат Мэриленд, став пилотом палубной авиации. Его прозвище «Паг» происходит от слова pugnacious – «драчливый», и заслужил он его во время занятий боксом в академии. Контр-адмирал Дэвид Ричардсон, однокашник Сазерленда, охарактеризовал его как весьма напористого и волевого человека, а также квалифицированного офицера
Сабуро Сакаи встретился в небе с пилотом, обладавшим великолепной реакцией, выносливостью, чувством дистанции, впечатляющим налётом на истребителях и… нулевым боевым опытом.

«Вам придётся совершить самый длинный в истории перелёт на истребителях…»

Американцы свалились на Гуадалканал как снег на голову, и пилотов базы Рабаул они застали врасплох. Но другой авиации у японцев поблизости не было. Впрочем, «поблизости» – не самое подходящее слово: от Гуадалканала лётчиков отделяли 560 морских миль по прямой – почти 1100 км!
На задание спешно отрядили 27 бомбардировщиков G4M «Бетти» и 18 истребителей А6М2 «Зеро». Руководил сводной группой из состава авиагруппы «Тайнань» капитан-лейтенант Тадаси Накадзима. Истребителям предстоял сложный перелёт, и командир говорил с личным составом без обиняков:
“Вам придётся совершить самый длинный в истории перелёт на истребителях. Не пытайтесь сегодня ловить случайные шансы. Строго придерживайтесь приказа, не виляйте в стороны и не тратьте топливо попусту. Все пилоты, у которых кончится топливо на обратном пути от Гуадалканала, должны совершить вынужденную посадку на острове Бука… Я совершенно уверен, что вы можете пролететь это расстояние без проблем. Возвращение – это уже совершенно иной вопрос. Вы сумеете вернуться, но могут возникнуть сложности. Поэтому я повторю своё предупреждение: не тратьте топливо попусту.”

В 08:30 самолёты поднялись в воздух и взяли курс на Гуадалканал.

Лётчики-истребители авиагруппы «Тайнань», фото сделано в июне 1942 года в Лаэ. Сабуро Сакаи второй слева в среднем ряду
Не обошлось без курьёзов: опытнейший Сабуро Сакаи догадался на высоте 6000 метров открыть бутыль газировки. Низкое давление превратило её в «сахарную бомбу», которая в один миг залила липкой жидкостью всё вокруг: приборную панель, остекление кабины и очки лётного шлема. Часть пути от атолла Грин-Айленд до Велла-Лавелья Сакаи потратил на косметические процедуры, или, попросту говоря, оттирал стёкла.
Наконец, дистанция была пройдена, и перед глазами японцев раскинулась колоссальная панорама десантной операции. Сакаи насчитал около 70 крупных кораблей и с десяток эсминцев, которые вели огонь и перебрасывали на Гуадалканал подкрепление и технику.

Новые самолёты и тактика
Бомбардировщики легли на боевой курс, когда в небе показался неприятель – истребители с борта авианосца «Саратога». Это были машины фирмы «Грумман» F4F «Уайлдкэт» – первые истребители этого типа в карьере Сабуро Сакаи. Лейтенант Сазерленд командовал группой, которая атаковала строй бомбардировщиков.

Истребитель Grumman F4F-3 Wildcat

«Мицубиси» G4M или просто “Бетти”
«Бетти» принялись спешно избавляться от бомбовой нагрузки, выбрав в качестве цели крупный конвой у острова Саво. Однако высота в 6500 метров и общая спешка стали причиной нулевого результата бомбометания. Ударные самолёты повернули домой под прикрытием «Зеро». Проводив «Бетти» до острова Рассел, 18 японских истребителей вернулись на Гуадалканал, где в 13:30 их встретили истребители противника, атаковавшие с выгодного ракурса со стороны солнца. Началась классическая «собачья свалка».

Сакаи первым заметил неприятеля и, согласно стандартной тактической схеме, поставил самолёт «свечой», набирая высоту. Американцы не приняли бой на вертикали, где начисто уступали «Зеро». Вместо этого они совершили манёвр, удививший японцев – разошлись в стороны. Попытка японцев обрушиться на противника сверху успехом не увенчалась. Где проигрывала техника, побеждала тактика. Новая схема боя, так называемый «Узор Тэча» (Thach Weave), предполагала бой на виражах, где ведомый должен был атаковать сбоку вражескую машину, занятую атакой на самолёт ведущего.Тактика, отработанная американцами в сражении при атолле Мидуэй, оказалась неприятным сюрпризом для истребителей группы «Тайнань». Несколько «Зеро» не могли справиться с единственным «Уайлдкэтом», который, казалось, был обречён. Впрочем, к удачной тактике здесь подключился фактор отличного пилотажа – управлял машиной Джеймс «Паг» Сазерленд.

Схема «Узора Тэча» –тактического приёма, разработанного легендарным лётчиком-истребителем Джоном «Джимми» Тэчем. Этот приём спас жизнь не одному десятку американских лётчиков в борьбе с «Зеро»

Встреча двух асов
Сакаи, видя превосходство противника, немедленно атаковал. Японский ас сразу понял, что имеет дело с блестящим лётчиком. От первого наскока тот легко уклонился на вираже с набором высоты. Как писал Сакаи:

“«Уайлдкэт» немедленно лёг на правое крыло, сделал вираж и с набором высоты пошёл прямо на меня. Я никогда не видел, чтобы вражеский самолёт двигался так стремительно и изящно. Каждую секунду его пулемёты подбирались всё ближе к брюху моего истребителя. Я развернулся, пытаясь стряхнуть его, однако он не дрогнул. Американец использовал мою любимую тактику, подбираясь снизу.”

Сакаи резко сбросил скорость, заставив Сазерленда проскочить вперёд, а после дал газ и свалился в левый вираж, который закончился управляемым штопором и левой же спиралью.
«Уайлдкэт» от соперника не отставал, постоянно маневрируя. В результате обе машины оказались в замкнутом вираже, когда левые крылья смотрели в поверхность моря, а правые – указывали в небо. Теперь всё зависело от выдержки и выносливости пилотов. Страшная перегрузка вжимала Сакаи в кресло, глаза застилала серая пелена. При этом он отлично понимал, что первый, кто попытается выйти из спирали, – покойник: скорость самолёта немедленно упадёт, и враг получит шанс сесть на хвост.
Пять кругов описали «Зеро» и «Уайлдкэт», выдавливая из пилотов силы и сознание, и тут Сазерленд совершил ошибку: его машина клюнула носом. Он смог восстановить управление, но вместо следующего виража форсировал двигатель и попытался сделать мёртвую петлю. Сакаи свой шанс не упустил – «Зеро» оказался на хвосте у «Уайлдкэта».
«Я повернул прямо за ним, вписался внутрь поворота «Груммана» и оказался у него на хвосте… Но каждый раз, когда он шёл вверх и переворачивался, я вписывался в его дугу и приближался ещё немного. В этом манёвре «Зеро» мог превзойти любой истребитель в мире», – писал японец много лет спустя.
Подобравшись на дистанцию 50 метров, Сакаи дал длинную очередь из обоих фюзеляжных синхронных пулемётов. Шквал из 200 пуль обрушился на американский истребитель практически в упор. Во все стороны полетели куски остеклениия кабины и обшивки… Но изделие фирмы «Грумман» продолжало невозмутимо лететь вперёд. Сакаи был поражён – любой «Зеро» под таким ударом разлетелся бы на части. Он не знал, что винтовочные пули калибра 7,7 мм ничего не могли сделать полудюймовой бронеспинке, которая прикрывала Сазерленда.

Лейтенант Эдвард О’Хара в кабине «Уайлдкэта» – хорошо видна бронеспинка, укрывающая пилота выше головы
Американец проявил завидное мужество и выдержку. Что он чувствовал, когда по его самолёту сзади барабанили 200 вражеских пуль, трудно даже вообразить. Однако Сазерленд идеально выбрал момент и сбросил скорость, оказавшись на хвосте у «Зеро». Сакаи признавался, что ожидал неминуемого конца, вжав голову в плечи. Но… ничего не происходило! Текли мучительные секунды, а «Уайлдкэт», при идеальной позиции для стрельбы, оставался нем.
Тогда японец, в свою очередь, сбросил скорость и поравнялся с самолётом врага. Тот был страшно изуродован, а пилот в комбинезоне цвета хаки оказался ранен в плечо – одна из лёгких пуль всё-таки достала Сазерленда. Сакаи писал впоследствии, что не смог убить этого мужественного человека, хоть тот и был смертельным врагом. «Мне нужен самолёт, а не человек», – решил японец и, зайдя с хвоста, расстрелял «Уайлдкэт» из 20-мм пушек. Американский истребитель рухнул в джунгли, а над деревьями появился парашют – Сазерленд спасся.
В этот момент завершилась удивительная дуэль и началась не менее удивительная одиссея двух пилотов.

Подвиг самурая
Сакаи намеревался сбивать американские самолёты, пока не закончатся горючее и боеприпасы. Увидев группу бомбардировщиков, он зашёл с тыла и атаковал. Но он ошибся – это были торпедоносцы «Эвенджер». При фирменном заходе с нижней полусферы японец попал под очередь хвостовой пулемётной точки. Неожиданно пули хлестнули по колпаку, и Сакаи потерял сознание.

Схема торпедоносца Grumman TBF Avenger. Обратите внимание на нижнюю пулемётную точку, которая оснащена пулемётом калибра 7,62 мм, в отличие от верхней турели с 12,7-мм пулемётом

Одна пуля угодила прямо в лоб пилота над правым глазом, выйдя через затылок. Сакаи чудом выжил, хотя вся левая половина тела оказалась парализована, а глаз ничего не видел. В таком состоянии он некоторое время кружил в поисках вражеского корабля, чтобы таранить его и погибнуть в соответствии с кодексом чести самурая. Однако судьба не предоставила ему такого шанса.
«Зеро» не был оборудован серьёзными навигационными приборами, а дальность полёта превышала радиус действия радиопередатчика – раненый Сакаи оказался один на один с тысячекилометровым пространством синего неба и голубой воды, рассчитывая только на своё лётное мастерство, силу воли и удачу.

“Головная боль усилилась и помогла мне бодрствовать. А затем я внезапно испытал жуткое потрясение. Совершенно внезапно мотор встал… Инстинктивно я толкнул ручку вперёд, чтобы набрать высоту. Таким путём я помешал самолёту свалиться в штопор и заставил пропеллер вертеться хотя бы под напором воздуха… Даже не успев подумать о причинах, я понял, что главный топливный бак пуст.
У меня оставался ещё один бак, но я должен был практически немедленно восстановить подачу бензина. Обычно я не задумываясь переключал клапан бензопровода левой рукой, но теперь она была парализована… Я попробовал дотянуться ею до ручки переключателя. Не получилось. Я напрягся. И всё равно моя рука не доставала до противоположного борта кабины.”
На остатках топлива в баках повреждённого истребителя, поминутно теряя сознание, Сакаи, наполовину ослепший и парализованный, залитый кровью, всё-таки сумел дотянуть до аэродрома, преодолев 1100 километров. Рабаула японец достиг с запасом бензина на 20 минут самого экономичного полёта.

Всё обошлось. Сабуро Сакаи не только смог посадить машину без эксцессов, но, судя по архивным фото, даже держался на ногах, когда покинул кабину, хотя сам он этого не помнил.
Сабуро Сакаи смог полностью восстановиться, хотя от боевых вылетов его отстранили. До 1944 года он тренировал лётное пополнение, а потом снова вернулся в строй.

Бытует мнение, что японского аса поразила пуля, выпущенная из 12,7-мм пулемёта, однако это явное заблуждение. Следы на дужке очков лётного шлема Сакаи говорят о том, что это была пуля нижней точки «Эвенджера» калибром 7,62 мм. Это вполне соответствует фирменной тактике Сакаи с заходом с нижней полусферы.

Лётный шлем Сабуро Сакаи. Хорошо виден надлом дужки и след от попадания 7,62-мм пули

Путешествие в джунглях
Иначе сложилась судьба Сазерленда. Победоносный «Зеро» пронёсся над местом боя и скрылся, а американцу пришлось вновь бороться за жизнь. Парашют раскрылся всего в 120 метрах над верхушками деревьев, при этом из бедренной кобуры выпал «Кольт», оставив Сазерленда совершенно безоружным. Дела его складывались неважно – он был ранен в плечо и стопу навылет.
Сами по себе неопасные раны во влажных и жарких тропических джунглях превращались в смертельную угрозу. Кроме того, простреленная нога не позволяла свободно перемещаться, так что пилота ждали неминуемая смерть от заражения крови или японский плен, и трудно сказать, какая судьбы была более завидной. Раненый пилот долго блуждал по джунглям, прячась от патрулей японцев. У Сазерленда начиналась лихорадка, он страдал от жажды, но принял единственно верное решение – выбираться к морю, где его могли подобрать свои.
В конце концов он вышел на побережье, там его нашли местные мальчишки, оказавшие лётчику первую помощь и переправившие к своим. Один из них, Бруно Нана, живёт на Гуадалканале по сей день. Именно он поведал о заключительной части путешествия Джеймса Сазерленда.

Житель Гуадалканала Бруно Нана, спасший лейтенанта Сазерленда в августе 1942 года

Что же произошло в небе над Гуадалканалом?
Отчего лейтенант Джеймс Сазерленд не стал стрелять в «Зеро» своего именитого японского визави, когда к тому имелись все возможности? Сакаи списал этот необъяснимый факт на ранение, однако через много лет после войны появились сведения, что поисковая экспедиция обнаружила на Гуадалканале останки истребителя Сазерленда и докопалась до истины. Согласно новой версии, одна из пуль перебила ленту питания пулемёта, начисто заклинив механизм подачи. Трудно сказать, была ли эта пуля выпущена Сакаи или стрелками бомбардировщиков, с которыми Сазерленд схлестнулся в начале боя, но ситуация выглядит куда драматичнее, чем она представлялась японцу: лейтенант пытался стрелять в него, но не смог – бортовое оружие вышло из строя. Между тем, пулемётов на «Уайлдкэтах» было 4 или 6, в зависимости от модификации, и вывести из строя их все одной пулей было затруднительно, поэтому наиболее вероятно, что к моменту схватки с Сакаи американский лётчик попросту расстрелял боезапас.

Сабуро Сакаи прожил долгую жизнь. После окончания войны он поклялся никогда не убивать живых существ, даже комаров. Умер он в 2000 году в возрасте 84 лет. В настоящее время это популярнейший герой Японии, которому посвящены многие книги и фильмы. Джеймс Сазерленд продолжил войну и стал успешным асом Тихоокеанского фронта. В 1949 году он погиб в ходе тренировочного полёта у берегов Флориды.

Гуадалканал (остров)

Гуадалканал (англ. Guadalcanal ) — вулканический остров в архипелаге Соломоновы острова [1] . Административно входит в состав провинции Гуадалканал меланезийского государства Соломоновы Острова. Коренное название острова — Исатабу [1] .

Содержание

География

Остров Гуадалканал расположен в южной части Тихого океана. К северо-западу от острова расположен остров Санта-Исабель, к северо-востоку — остров Малаита, к юго-востоку — остров Сан-Кристобаль, к югу — остров Реннелл. Гуадалканал представляет собой вулканический остров, окружённый в некоторых местах коралловым рифом [2] .

Гуадалканал — крупнейший остров архипелага Соломоновы острова [3] . Длина острова составляет около 150 км, а ширина — около 48 км [3] .

Высшая точка Гуадалканала и одновременно Соломоновых Островов — гора Макаракомбуру (2447 м). В северной части острова расположена аллювиальная равнина, которая занимает около 460 км² суши [3] .

Климат на острове Гуадалканал влажный, тропический [1] . На южном побережье острова выпадает бо́льшее количество осадков, чем на северном в районе города Хониара [3] . Гуадалканал подвержен частым циклонам и землетрясениям [1] .

История

Остров был открыт в 1568 году испанским мореплавателем Альварой Менданьей де Нейрой, который назвал его в честь муниципалитета в Андалусии (Испания), Гуадалканал. В течение длительного времени, вплоть до второй половины XVIII века, жители острова практически не контактировали с европейцами, лишь с некоторыми торговцами и китобоями. С 1845 года на Гуадалканале появились миссионеры, а местных жителей стали вербовать на плантации Фиджи [4] .

15 марта 1893 года над островом был установлен протекторат Британской империи [5] и до 1971 года был частью Британских Западно-Тихоокеанских Территорий [5] . В начале XX века на Гуадалканале расширилась миссионерская деятельность, появились первые плантации кокосовой пальмы. В 1912 году в поселении Лонггу англиканскими миссионерами была открыта школа.

В 1942—1943 годах на Гуадалканале произошло одно из решающих сражений войны на Тихом океане. На острове была построена военная база США, а взрослое мужское население было привлечено к работе в трудовых отрядах [4] .

В послевоенный период на Гуадалканале появилось движение «Masinga Rule», что стало результатом разрушения традиционных социально-политических и социально-экономических систем, изменения образа жизни в годы войны, когда на острове появились в обилии западные товары [4] . Это движение сыграло большую роль в борьбе за независимость Соломоновых Островов.

С 1978 года Гуадалканал является частью государства Соломоновы Острова.

Население

В 1999 году численность населения Гуадалканал составляла 109 382 человека. Крупнейшее поселение острова — город Хониара, столица Соломоновых Островов. Гуадалканал входит в состав одноимённой провинции.

Основным языком общения является креольский язык ток-писин, хотя также широко распространены местные меланезийские языки:

  • бирао (5900 носителей в 1999 году; используется в восточной части острова),
  • гхари (12 119 носителей в 1999 году; используется в западной, северо-западной и северной частях),
  • ленго (13 752 носителя в 1999 году; используется в центральной части),
  • лонггу (1894 носителя в 1999 году; используется в восточной части острова),
  • маланго (4135 носителей в 1999 году; используется в центральной части),
  • талисе (12 525 носителя в 1999 году; используется в южной части острова) [6] .

К востоку от города Хониара расположен Международный аэропорт Хониара.

Примечания

  1. 1234Острова Соломоновых Островов. (англ.)
  2. UNEP. Соломоновы Острова. (англ.)
  3. 1234John Seach. Остров Гуадалканал. (англ.)
  4. 123Остров Гуадалканал. Расположение. (англ.)
  5. 12Worldstatesmen. Соломоновы Острова. (англ.)
  6. Ethnologue. Языки Соломоновых Островов. (англ.)

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Феано (дочь Киссея)
  • Долон

Полезное

Смотреть что такое “Гуадалканал (остров)” в других словарях:

Гуадалканал (значения) — Гуадалканал многозначное слово, русское написание которого зависит от языка источника: Топонимы Гуадалканал (англ. Guadalcanal) остров в океанийском государстве Соломоновы Острова. Гуадалканал (англ. Guadalcanal) … … Википедия

ГУАДАЛКАНАЛ (Guadalcanal) — остров в Тихом ок., в группе Соломоновых о вов. 5,3 тыс. км&sup2. Население 60,7 тыс. человек (1992). Высота до 2331 м. На Гуадалканале столица государства Соломоновы Острова г. Хониара … Большой Энциклопедический словарь

Гуадалканал — У этого термина существуют и другие значения, см. Гуадалканал (значения). Гуадалканал англ. Guadalcanal … Википедия

Гуадалканал (провинция) — У этого термина существуют и другие значения, см. Гуадалканал (значения). Гуадалканал англ. Guadalcanal Страна Соломоновы Острова Статус провинция Адм … Википедия

Остров Саво — Не следует путать с Саво. Саво Местонахождение Тихий океан Соломоновы острова Координаты 9.133333, 159.816667 … Википедия

Гуадалканал — (Guadalcanal) 1. 2 я мировая война Место пятимесячного сражения между США и Японией за контроль над этим островом, расположенным на расстоянии 1000 миль к северо востоку от Квинсленда (Австралия). Захватив остров, японцы в июле 1942 начали… … Энциклопедия битв мировой истории

Гуадалканал — (Guadalcanal), остров в Тихом океане, в группе Соломоновых островов. 5,3 тыс. км2. Население 60,7 тыс. человек (1992). Высота до 2331 м. На Гуадалканале столица государства Соломоновы Острова г. Хониара. * * * ГУАДАЛКАНАЛ ГУАДАЛКАНАЛ… … Энциклопедический словарь

Гуадалканал — (Guadalcanal) остров в Тихом океане, в группе Соломоновых островов (См. Соломоновы острова) (протекторат Великобритании). Площадь 5,3 тыс. км2. Население около 20 тыс. чел. (1965). Сложен в основном кайнозойскими вулканическими породами.… … Большая советская энциклопедия

Гуадалканал — гористый остров на западе Тихого океана, один из крупнейших в группе Соломоновых островов. Пл. 6,5 тыс. км², макс. выс. 2440 м. Покрыт влажными тропическими лесами. Нас. ок. 60 тыс. чел., плантации кокосовой пальмы, добыча золота. Открыт в 16 в.… … Географическая энциклопедия

Гуадалканал — (Guadalcanal)Guadalcanal, остров, в зап. части Тихого океана, крупнейший из Соломоновых о вов; пл. 5032 кв.км, 71300 чел. (1987, оценка); гл. город – Хониара. Во время Второй мировой войны (август 1942г.) здесь была проведена первая крупная… … Страны мира. Словарь

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: